— Попрошу вас, подбородочек повыше!
Голову — чуть вправо! Плечики разверните!
Смотрим сюда. Вот так. Отлично! Взвод, целься! Огонь!

Прапорщик спрашивает солдата:
— Это правда, Кузькин, что ты — электрик?
— Так точно, товарищ прапорщик.
— Я тебе нашел работу по специальности.
Будешь проверять в 23. 00, выключен ли свет в казарме.

На призывном пункте матерый генерал экзаменует новобранца:
— Справа и слева — по вражескому пехотинцу. Что будешь делать?
— Ну, достаю автомат, убиваю.
— Отлично. А если справа, слева — по два врага, спереди — танк, что будешь делать?
Достаю автомат, убиваю врагов, достаю гранату, кидаю в танк.
— Отлично. А если справа, слева — по десять врагов, спереди — три танка, сзади — два вертолета окружают, что будешь делать?
— Товарищ генерал, скажите честно, я что, один служить буду?!

Не то чтобы байка, но слышано хрен знает сколько лет назад в одной уже очень хорошей компании. И потом, я ни разу не подводник – могу напутать по мелочи. В общем, не стреляйте в пианиста, играю как умею.

В одном тыща девятьсот затертом, но несомненно брежневском году советская подводная лодка, дефилировавшая у берегов Гренландии, обнаружила прямо по курсу охрененный красавец айсберг, привет от
«Титаника». Его долго пришлось бы обходить, но молодого капитана озарила мысль – пронырнуть прямо под айсбергом, ни на метр не отклоняясь от начертанного мудрым командованием курса, тем более что подлодка уже шла в подводном положении. Под настоящими айсбергами подлодки доселе не хаживали – глубина погружения была не та. Но вверенный капитану корабль подводной лодкой именовался только по недоразумению – он имел водоизмещение нескольких крейсеров «Аврора» и мог разнести разделяющимися боеголовками половину Соединенных Штатов. Для этого ракетно-ядерного чудища, способного погружаться на неописуемую глубину, айсберг был фигней препятствием. Это была наградоносная, простая в своей гениальности идея. (далее…)

Армия Израиля настолько экономная, что научилась сбивать самолеты чужими ракетами!