Наверное все видели волгоградский позор: страна-устроитель чемпионата мира по футболу не смогла справиться с банальными комарами. От кровопийц чешутся все и местные и гости, стонут спортсмены, даже на поле, отгоняя от себя тучи кровососущих тварей.
В связи с этим в памяти всплыла история давних дней, которую и хочу вам рассказать.

Дело было далеко от Родины в 80-х годах прошлого века. СССР бряцал оружием по всему свету, обильно снабжая всех голодранцев мира, прочитавших Маркса. Мы тогда проходили службу в Латинской Америке. Служба как служба — обучай местных, не дай спиться своим. Нюанс был только один, но зато какой — москиты. Чем только не пытались мы от них защититься, обыкновенные репеленты, мази и даже вьетнамская «звёздочка» помогали мало. Самым популярным способом была верёвка. Не в том смысле, что верёвка, мыло и столб: из верёвки мы вязали сетку и надевали под майку. В результате комары просто не могли достать до тела своим хоботком. На голову, конечно, шапку пчеловода. Какой там нафиг враг, быстрей бы в казарму завернуться в десять простыней и хоть чуть-чуть отдохнуть от донорства. Вот вам смешно от такого вида бравых советских воинов на службе, а нам иначе было не выжить. Были, конечно, сетки везде, но спасали они мало. Особо продвинутые мазали все тело жирным слоем чего-нибудь от мази и машинного масла до банальной глины и поверьте никто над этим не смеялся. (далее…)

В воинской части — просмотр французского фильма. Офицеры, прапорщики, солдаты, затаив дыхание, следят за сюжетом. Наступает кульминация — главная героиня, очаровательная девушка, застрелила из пистолета своего неверного возлюбленного. Заломив руки, она с рыданиями обращается, казалось бы, прямо к зрительному залу: — Что же теперь делать?!!
С заднего ряда — четкий ответ, прапорщика, проторчавшего целый день на стрельбах: — Проверить оружие, отчитаться за патроны и вернуться на исходный рубеж.

Понедельник. 8. 30 утра. Совещание у начальника гарнизона. Командиры и начальники всех степеней с мучительно искаженными лицами рассаживаются в классе. Никто не курит. После массированного употребления изделия «Шпага» (технический спирт с дистиллированной водой) ощущение такое, что находишься в антимире. Звуки до органов слуха доходят с громадной задержкой, при слове «вода» начинается спазм всех частей организма, которые еще способны сокращаться. Речь хриплая, невнятная, с каким-то странным шипением и присвистыванием. Так, помнится, говорила голова профессора Доуэля…
Среди офицеров обнаруживается какой-то неопознанный мужичок. Мужичок чувствует себя явно не в своей тарелке, от чего неприятно суетится.
Попытка вспомнить, откуда это чмо взялось, вызывает очередной приступ дурноты. (далее…)

К часовому у оружейного склада подходит инспектирующий полковник:
— Фамилия?
— Иванов.
— Что охраняешь?
— Боеприпасы.
— А что же ты мне все рассказываешь, вдруг я — переодетый шпион.
Автоматная очередь. Часовой, задумчиво:
— Ты посмотри, какая сволочь!

ДМБ-1996

В разных местах и разное время моей службы ритуал демобилизации отслуживших срочную службу бойцов выглядел по разному. Где-то настопиздевших за последнее полугодие воинов по-тихому сплавляли на ближайший ж/д вокзал, терпеливо дожидаясь убытия поезда с дембелями, бывало, что достойно отслуживших отпускал на волю лично командир части, выдавая вместе с билетами и деньгами что-нибудь на память — часы, грамоту и хорошую характеристику. Но один случай я запомнил надолго, да и, предполагаю, не только я. (далее…)