Солдат обращается к старшине.
— Товарищ старший прапорщик, ну, скажите что-нибудь уже.
— Смирно, рядовой! !
— Да не, что-нибудь ласковое такое.
— А, ну тогда, вольно.

Командир роты — старшине:
— У бойца Иванова умер отец. Сообщите ему это как-то поделикатнее.
Старшина:
— Рота, строиться! У кого живы отцы — три шага вперед! Иванов, а ты — то куда прешься?

31 июля весь Питер отмечал день ВМФ, и мы с женой поехали на стрелку
Васильевского острова. Идем по набережной, прямо перед нами размахивают
флагом пара уже веселых морячков и что-то скандируют. Останавливается
рядом с ними нехилая такая BMW, оттуда высовывается лицо солидного
дядьки. Он их подзывает поближе и выдает фразу, которую я даже не сразу
понял: «Морячки, вы только в фонтаны сегодня не ссыте, нам там через
2 дня купаться еще».

Флотская история. Про торпеду.
Случилось это в 1993 году, во Владивостоке на самой заре моей флотской лейтенантской юности. Сам я непосредственным свидетелем этого события не был, но последствия видел собственными глазами. В то время о ней шумел весь ТОФ.
Я по специальности не минер торпедист, и поэтому прошу простить за технические неточности. Итак…
Коля был молодым старлеем, год назад закончившим ТОВВМУ, что во Владивостоке. Ему крупно повезло (но скорее всего помогли конечно же) и он попал служить на один из придворных кораблей, что стояли на 33-м причале, прямо напротив штаба ТОФ. Везение это, надо сказать, очень сомнительное по причине того, что такие части (а корабль это воинская часть) постоянно находятся под пристальным вниманием штабистов и «избалованы» постоянными комиссиями, проверками, и прочими военными «прелестями» службы в образцово-показательной части. (далее…)

Серега из армии комиссоваться решил, по давлению.
— На что давить будет?
— На жалость.