— Сенцов прекратил голодовку и съел курицу.
— Хм, у нас в доме пенсионерка баба Маша из соседнего подъезда ничего не прекращала, но курицу не видела уже два года.

В автобусе рядом с эффектной девушкой с татушками, почти везде, стоит бабуля и с удивлением всматривается в татушку на шее.
Юная дама:
— Че, бабуля, в твое время татушек-то не было? Че пялишься?
Бабуля:
— Девушка, в мое время все было. Я 30 лет провела в Азии. Потом преподавала китайский в Институте иностранных языков. Я вот просто не могу понять, почему у тебя на шее написано «повторно не замораживать».

О настоящем врачебном почерке.
У нас есть престарелая тётушка, последние два года прикованная к постели. Живёт она в своей квартире, неподалёку от нас. Участвуют в уходе за ней: моя жена, тётушкин брат, я, приходящая медсестра из соц.защиты и специально нанятая энергичная женщина Людмила Ивановна. На прошлой неделе тётушка пожаловалась на боли в животе, и в субботу её отвезли в больницу. Там ей сделали анализы, «просветили», а опытный хирург внимательно её исследовал. Никакой брюшной болезни у неё не нашли. Врач хирург, отпуская тётушку домой, по всем правилам оформил вкладыш в историю болезни – когда поступила, на что жалуется, результаты исследований, и «рекомендации». Копию дали нам. Я в тот день не стал вникать в эту писанину. (далее…)

— Мария Ивановна, вы вроде стали на 20 лет моложе, и взгляд у вас стал уверенный, походка энергичная.
— Да, детям уже за 40, и они начали сами зарабатывать.

«Хочу быть столбовой дворянкой!» — кричала старуха, но старик упорно одевал ее то медсестрой, то Мальвиной, то пираткой.