Судят охотника:
— За что Вы стреляли в пострадавшего?
— Я думал, что он лось.
— А в какой момент Вы поняли, что ошиблись?
— В тот момент, когда он начал отстреливаться.

ПРО ВИКИНГА.
Историю эту довелось мне услышать лет 15 назад от своих родителей. Как-то вечером мама сообщает отцу, что звонил некий Миша из Саратова. Папа спрашивает : «ВИКИНГ что-ли?». Мать смеется и утвердительно кивает головой. Я в непонятках, и тогда отец рассказывает:
«В середине 60-ых одна зима выдалась особенно холодной и бесснежной, и волки, коих в Саратовской губернии тогда было более чем достаточно, совсем озверели. В отдельных деревнях они посреди бела дня шастали меж домов и рвали на части все что шевелится. Местные власти в панике, охотникам объявляется вознаграждение в 200 (!)тогдашних рублей за каждую волчью шкуру. В райцентре Озинки собирается команда из местного охотничьего общества. Люди все бывалые, как на зверя ходить знают не понаслышке, да вот еще один малец Мишка с ними увязался.
Выезжают ближе к вечеру в лес на двух санях. Впереди тот самый Мишка с ножом и поросенком в руках. Время от времени лес оглашается диким визгом хрюшки, которую Мишка тычет ножичком в брюхо. На этот визг сбегаются все голодные волки Саратовской области. Сзади на санях — стрелки, лупящие во всю мочь из своих двухстволок по волкам. Все идет хорошо, охотники уже прикидывают, кто настрелял на «Рубин», а кто и на «Запорожец». (далее…)

В город приезжает президент. Домой пришел участковый и опечатал в связи с этим охотничий карабин в сейфе. Блин, я, конечно, отчаянный охотник, но не до такой же степени!

Репортер спрашивает кинозвезду:
— Где вы познакомились со своим шестым мужем?
— На охоте. Когда он застрелил моего пятого мужа.

Поехали мы прошлой осенью с другом на природу, на уток охотиться. Приехали на место. Ну, пару пузырей отохотили, посидели, даже время с ружьем побродить осталось. Встали, пошли на наше озеро, довольно большое. Идем тихо, крадемся по кустам и тростникам — а вдруг, маскировка полнейшая. Подкрались, а у противоположного берега стая жирнющих уток — бойлеры прямо, штук 12.
Ну, залегли, достали пластиковое чучело, тихо, чтобы не спугнуть, пустили его в озеро. Лежим в тростнике, как придурки крякаем в манки. Уткам пофиг, не подплывают.
Решили сами поближе подкрасться. Выползаем из тростника, и бережком, чуть не по-пластунски, крадемся в сторону уток.
И сталкиваемся нос к носу с другим охотником, ползущим в сторону нашей приманки с ружьем наготове.
Картина Репина маслом по хлебу: в лесном озере плавает тринадцать пластиковых итальянских чучел, и чудики-охотники с двух сторон ползут на них охотиться…