— Товарищ капитан, вот уже год, как исчезла моя жена.
— И вы только сейчас нам об этом сообщаете?
— Да, потому что до сих пор я сам никак не мог в это поверить.

Объяснительная в полиции:
«Находясь под воздействием психотропных существ… »
— Правильно писать « веществ».
— О жене и теще?!

Рассказал мне эту историю знакомый следователь. Преамбула. При расследовании дел об изнасиловании, подозреваемого всегда заставляют сдать нижнее белье на экспертизу. Собственно история. По горячим следам расследуется одно такое дело. Подозреваемый — представитель кавказской национальности.
Комната следователей, где сидит куча народу, в основном свои же сотрудники, и допрос подозреваемого. В процессе допроса следователь говорит тому — «Снимай трусы». На что в ответ слышит — «А может не надо?». На что секунду замешкавшись, мой знакомый отвечает, — «А как же, ну конечно надо!!!». После чего подозреваемый отходит в угол комнаты, снимает трусы и так жалобно и обреченно спрашивает — «Мне нагнуться, да?».
Народ сбежался на звук грохнувших стульев и долго смотрел на кучу ржущих и ничего не способных объяснить мужиков.

Полицейский останавливает студента и велит ему предъявить документы. Тот показывает студенческий билет.
Полицейский:
— Та-а-а-ак, не работаем, значит…
— Да, не работаем.
— Денежки государственные прожираем, значит…
— Да, прожираем.
— Студенты мы, значит…
— Нет, извините, студент здесь только я.

История рассказанная моим другом-опером.
На планерке получают разнос: — Когда у вас будет нормальная фототека? Зачем вам цифровой фотоаппарат покупали? Ну задержали жулика какого-нибудь сразу снимайте!
И тут небольшое отступление: Опера когда ходят по квартирам, жуликов ищут, разглядывают альбомы семейные, и если хозяйка зазевается — тырят эти альбомы.
Вернемся на планерку: — А то задолбали уже потерпевшим показывать: Шилкину 2 года, Шилкину 5 лет, Шилкин в армии!