В один по-израильски жаркий день накануне шаббата (праздничная суббота) на рынке Хайфы особенно шумная торговая суета. Разноязычная горланящая толпа, захламленная мостовая, ослепительный блеск безовкусно оформленных витрин и зазывающие крики торговцев. Вдруг, заглушая базарный галдеж, раздается пронзительный вопль: «Софа, и шо ты плетесси, как на похоронах? Мы жешь обратно опоздаем на автобус!». Неповторимый еврейско-одесский акцент, море мимики и эмоций на лице пожилой тетки внушительного роста и соответствующих габаритов. Она увешана баулами, как десантник израильской армии. (далее…)

Встречаются две подружки.
— Ой, я такого любовника себе завела, он меня тр@хает часами!
— А что, членом не может?

Мужик выпьет — ничего не вспомнит.
Баба выпьет — все вспомнит!

Швейцар Института красоты прославился среди своих коллег большими чаевыми.
— Как тебе это удается? — спросил у него приятель.
— Очень просто. Когда клиентки приходят, я встречаю их словами «Пожалуйста, мадам!», а когда уходят, я им говорю: «До свидания, мадемуазель!»

Женщина — это единственный представитель фауны, который хочет пахнуть флорой.