А представьте, как сложно жить самке богомола: хочешь жрать — приходится заняться ceкcом!

Жена фермера говорит мужу:
— Дорогой, давай зарежем этого петуха, он ходит такой невеселый.
— Ну, давай зарежем, если ты думаешь, что это его развеселит…

Живут у нас (ну или мы у них) два красавца Мэйн Куна: двухлетний Оскар, облагороженный в течении нескольких поколений в питомнике, и трехлетний Нельсон, тоже питомничий выходец, но «старых кровей», настоящий лесной красавец, на снегу спать может.
Сидим мы с мужем как-то вечером, смотрим передачу про кошачью родословную. От кого произошли, как по миру разбрелись и т. д. и т. п. Юноши наши тут же на диване пристроились. Передача интересная, замечательные съемки. Младший, Оскар, смотрит с интересом — то уши навострит, то подмявкивает, короче — весь в телевизоре. Старший, Нельсон, вальяжно лапу нализывает. Только один раз встрепенулся когда тигра показывали. И вот добрался рассказчик (вместе с дикими кошками, конечно) до Африки. (далее…)

Кошки, в отличие от людей, лижут ж@пу только себе.

Утро на кухне кошка выпрашивает еду. Я положила, она поковырялась, не доела, начала уходить из кухни. Говорю мужу: «Что-то кошка перестала еду доедать. Наверное, надо ей сократить пайку». Муж согласился со мной. Кошка, практически вышедшая из кухни, остановилась, испуганно посмотрела на нас, подошла к миске, доела. Все-таки они понимают человечий язык))