— Доктор, у меня проблемы!
— Что случилось?
— Я думаю, что я гей!
— Почему вы так думаете?
— Да вот, мне все время хочется, чтобы меня… ну… тр@хнули… в зад…
Доктор (задумчиво):
— Да, симптом характерный, но я задам один уточняющий вопрос. Скажите, если вы едете на работу, и на вашем пути дорожная пробка, как вы поступите?
— Ну как-как, объеду по обочине конечно, я ведь на работу тороплюсь.
— Ну, никакой вы, батенька, не гей, вы так, обыкновенный п… дор!

Ну, что вы. Я не кладу на вас хр%н. Я просто перекладываю тот, что вы случайно положили на меня.

Как тушить миллионы гектаров леса — так это экономически невыгодно.
А как сбор валежника разрешить — так ограничений и условий — х%рова прорва.

У каждого же такое было.
Идешь к начальнику, чтобы сказать: «Да ты ох@ел! Я что, еб@ный негр на еб@ной фазенде?!», но случайно вырывается: «Да ,не вопрос, с удовольствием выйду в воскресенье».

Все эти споры о принудительном равенстве пед@растов, феминисток, афронегров и монобровых напоминают какой то дикий бунт в лечебнице. Где больные, взяв врачей в заложники, стали требовать вовсе не собственного выздоровления. И не гуманного отношения здоровых к больным. Больные потребовали, чтобы ради всеобщего равенства заболели все здоровые.