Встречаются двое кавказцев. Один весь хмурной, стоит враскорячку. Второй интересуется:
— Слюшяй! Ты чего такой вэсь нэвэселый, да?
— Э! Вот папал, панымаэшь! На рынке рекетиры запрэтыли кавказцам ягадами таргават. Кто нэ паслушал, таму ягоды засовывали в задныцу.
— Вах-вах! И ты папался?
— Э-э! Аткуда я знал, что арбуз тожа ягада?!!!

Жена: -Хочешь меня?
Муж: -Нет:
Жена: -А есть хочешь?
Муж: -Да:
Жена: -А связь улавливаешь?

— Я слышала, ты иногда занимаешься ceкcом без презерватива?
— Ну да, бывает…
— А как же ты избавляешься от спермы, что попадает в тебя?
— Ой, да это раз плюнуть!

Приходит старичок в кабинет к одному известному врачу с богатой
практикой.
— Понимаете, доктор, всю свою жизнь я очень любил женщин. Блондинок
любил, брюнеток, в общем, самых разных…
— Да, да, я вас понял. Но я венерическими болезнями не занимаюсь…
— Нет, вы меня не поняли. Я их любил по-разному. Но больше всего
мне нравилось их любить в автомобилях. Особенно в разных шикарных,
спортивных. Почти все машины перепробовал. Я это делал в «Альфа
Ромео», в «Порше», в «Ягуаре», в «Понтиаке»…там такие позы…
— А, теперь я понял. Теперь у вас из-за этого радикулит, артроз…
— Да ничего подобного.
— Так чего же вы пришли?
— «Феррари» свой на денек не одолжите?

История из жизни Донецкого ВВПУ. Служил там заместителем начальника
училища полковник Кацук. Видный мужчина, настоящий офицер. Как-то он
остался замещать начальника училища, убывшего, предположим в отпуск. А
на то время группа девушек из одного из учебных заведений города пришли
с просьбой отпустить подразделение курсантов к ним на вечер отдыха. Это
практиковалось в военных училищах страны, не знаю, как сейчас. С этой
просьбой они обратились к начальнику политотдела, а тот повел девчонок к
Кацуку. Заходят к тому в кабинет, а полковник роется в сейфе, и,
закрытый дверцей сейфа, не видит ничего. Далее диалог двух офицеров: — Товарищ полковник, тут девушки просят отпустить курсантов к ним на
вечер отдыха. — Хорошее дело. — Так что с ними будем делать?
На что Кацук, не вылезая из сейфа, отвечает: «Что делать — что делать.
Е…ть их будем, вот что делать».
А теперь представьте глаза бедных советских студенток, узнавших о своей
ближайшей судьбе.