Пожилой мужик подкатывается к молоденькой даме… Она:
— Оставьте меня, я холодна, как рыба…
— Ну что вы, холодная рыба , да под старым хреном — это же деликатес…

После ceкcа.
Она: Ты меня любиш?
Он: Ну не знаю… я бы наши отношения любовью не назвал.
Она: А как?
Он: Ну… легкий флирт.
Она: 2-а месяца в ж@пу -легкий флирт?!

Едут три богатыря по степи. Вдруг — впереди орда. И позади орда. И с обеих сторон орда. Окружили кольцом, хан Батый вперед выходит:
— Ну что, богатыри, люди вы известные, уважаемые. Просто так вас обидеть не можем. Поэтому давайте так: если ваши хуи имеют вместе длину одним метр, то мы вас отпустим. А если нет, уж извините, будете отсасывать у всей орды.
Ну, делать нечего. Илья Муромец достает свой. Померяли — 50 сантиметров. Орда поражена, палодирует.
Тут Добрыня Никитич извлекает. Померяли — 40 сантиметров. И Добрыня сорвал аплодисмент.
Очередь Алеше Поповичу доставать. Померяли — и ровно 10 сантиметров.
Опять хан Батый выходит, говорит:
— Ну что ж, не уронили вы чести богатырской, так что езжайте с миром.
Отъехали три богатыря верст на двадцать и, наконец, решились заговорить.
Илья Муромец: А если бы у меня встал, я бы один всех отмазал.
Добрыня Никитич: А если бы у меня встал, я бы тоже один всех отмазал.
Алеша Попович: да идите вы нах@й, если бы у меня не встал, сейчас бы отсасывали у всей орды.

— Маш, а давай займемся ceкcом втроем?
— ??? ? ?
— Ну или хотя бы вдвоем… А то я один уже не могу!!!

Собрался Иванушка-дурачок жениться на Василисе Прекрасной.
Знамо-дело. Змей Горыныч тут как тут. Ты, грит, Иванушка,
перед свадебкой-то баньку истопи. да свою невестушку туды для
меня и спровадь. Скручинился Иванушка, да делать нечего,
идет топить баньку. Hавстречу три богатыря: чего-мол грусть тоска.
Пожалился Иванушка на судьбу свою. Богатыри ему: Ты, Иванушка,
не кручинься, ты вместо Василисы нас в баньку заведи, а там уж
будет наша забота. Так и сделали. Схоронился Иванушка подле баньки —
смотрит, Горыныч в баньку залез, час прошел, два, три часа — тишина.
Потерял терпение Иванушка, забежал в баньку и видит такую картину.
Илья Муромец держит одну голову Змея под правой подмышкой, другую —
под левой, третью промеж колен зажал, Добрыня Hикитич Змея сзади
«оформляет». Алеша Попович стоит перед Змеем, щеку свою ладонью
подпирает и говорит, покачивая головой:
— ДУРАШКА ТЫ, ДУРАШКА! БЫЛА БЫ У ТЕБЯ ОДHА ГОЛОВА И ТРИ ЖОПЫ, ДАВHО
Б ДОМА СИДЕЛ.