История про встречу с гризли

16 Сен
0

Мама Гризли.
Давно это было. Дети были маленькими, сыну лет семь и дочери лет тринадцать. Мы возвращались с дальнего пляжа, куда мы ездили смотреть белуг и остановились у живописной косы посмотреть на лосося, идущего на нерест. Сезон нереста только начался, лосось еще был красивый и сильный. Горя от нетерпения увидеть лосося, мы забыли в машине фотоаппарат (время iPhone еще не пришло). Дочь вызвалась сбегать к машине за фотоаппаратом, а мы с сыном медленно пошли в сторону небольшой речушки, в устье которой уже боролся за право продолжить род упрямый лосось.

Коса делала полукруг по правую сторону от нас, по левую сторону был океан, примерно в 12-ти метрах от берега начинался лес, где сосна средних размеров была примерно с высоту Кремлевской елки. Помните, да? Главная елка страны. Так вот на Аляске каждая елка – главная. Речушка, впадающая в океан, как бы разделяла косу надвое.

Мы с сыном подошли к речушке. Лосось пер пузом по гальке, борясь с течением и стараясь продвинуться как можно дальше в пресную воду. Некоторые особо сильные рыбины преодолевали по три-четыре метра в один присест и отдыхали, готовясь к следующему этапу. Вдруг за нами со стороны леса хрустнула ветка. Мы одновременно оглянулись на звук. «Мама, смотри, мишки!» — восторженно воскликнул сын. Я не разделила его восторга. Совсем. Метрах в десяти от нас стояла мама гризли с медвежонком. Хуже нашей ситуации было только оказаться в зубах белой акулы.

Медведица была в холке примерно мне по пояс. Она была упитанная, с отличной бурой шерстью. Если бы у меня в тот момент осталась хоть капля юмора, я бы сказала, что медведица только что вышла от парикмахера. Она смотрела на меня своими глубоко-посаженными глазами, опустив голову, и не шевелилась. Ее малыш был этого сезона, то есть он родился зимой и сейчас ему было около полугода. Он издал какой-то радостный звук и направился к нам. На его мордашке было написано, что ему хочется поиграть. Его мамаша глухо рыкнула. Медвежонок остановился и нехотя вернулся на свое место рядом со строгой мамой. Весь его вид выражал разочарование.

К этому моменту я уже крепко держала сына за руку. Я держала его так крепко, что он взмолился, «Мама, мне больно!» «Сынок, — сказала я, пожалуйста, не смотри на медведей и делай все так, как я тебя попрошу. Если мама-медведица начнет рычать или бежать на нас, мы прыгаем в воду.» «Так вода же холодная,» — усомнился мой ребенок. «Ничего, сынок, станем белугами.»

Медведица продолжала сверлить меня глазами, но не шевелилась. Она явно ждала пока мы уйдем. Мы с сыном стали тихонько отходить, но у меня была еще одна проблема – дочь возвращалась с фотоаппаратом. Она была уже недалеко от нас. Чем дальше мы отходили от медведей, тем быстрее я ускоряла шаг. Наконец мы встретились с дочерью. «Мама, а почему вы так быстро вернулись? Там нет лосося?» — удивилась она. «Там есть даже гризли.»

Я еще долго отходила в машине, стараясь не думать о том, что бы было если бы медведица кинулась на нас. Сын рассказывал старшей сестре о нашей встрече с медведями и о медвежонке, который бежал к нему играть. Прошли годы, выросли и разъехались дети, но я до сих пор благодарна маме гризли за то, что она дала мне возможность уйти тогда и не тронула моих детей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.