История про вступление в комсомол и ком партию

23 Дек
0

Дважды комсомолец, дважды коммунист.

Эпиграф:
Рабиновича отправляют в разведку. Он заявляет
— «Если я погибну, считайте меня коммунистом.»
— «А если нет?»
— «Ну а нет, так нет.»

Мой дед просто кладезь занимательнейших истроий. Впрочем, я уверен, если детально поговорить с любым человеком которому почти 96 лет то вполне можно раскопать такие вещи о которых можно смело писать романы и снимать фильмы. Я уже перестал удивляться количеству поразительных событий в его жизни. Вот хотя бы такая штука.

Послевоенные годы, Уссурийск, один из многочисленных военных гарнизонов на 1/6 части суши. Многие офицеры уже носят погоны с дюжину лет и, учитывая что во время войны год считался за три, с нетерпением ждут 20 или 25 летнего срока службы что бы уйти на пенсию. Дед в скромном капитанском чине, правда на майорской должности начальника артиллерийской технической (арттех) службы бригады. Должность и взаправду ключевая, всё таки под его началом склады снарядов, мин, взрывчатых веществ, боеприпасов, и стрелкового оружия. А на дворе 1952-й год, уже убит Михоэлс, раскрученно «Дело Врачей», клеймят «вредителей» и «агентов Джоинта» в газетах и на партсобраниях.

Спустили сверху разнарядку «а посмотрите-ка, не проникают ли щупальца империализма в армию Советскую.» Начали изучать личные дела комсостава и естественно очень скоро добрались и до деда. «Как же так?» возмутился кто-то ответственный «у вас офицер на такой должности и… не коммунист. Вы что краёв не видите? Не знаете, партия наш рулевой? Партийный, значит ответственный. Поговорите с товарищем начарттехом по поводу вступления в партию.»

Парторг деда вызвал и предложил:
— «Товарищ капитан, а не хотите ли вы добровольно-принудительно примкнуть к партийным рядам?»
— «В смысле примкнуть? Вступить в партию что ли?» удивился дед.
— «Ну да, мы считаем вас достойным кандидатом. Подавайте заявление.»
— «Так я уже в партии с 1945-го года…»
— «Чтоооо? Как так? У нас об этом никакой записи нет.»
— «Ну таких деталей, я не знаю.»
— «Тэк, тэк, тэк… А в комсомол когда вы вступили?»
— «Я дважды вступал.»
— «А ну-ка, излагайте подробнее.»
И дед рассказал рассказал следующее.

С весны 1942-го служил он в 1-й ШИСБр (штурмовая инженерно-саперная бригада), ещё её называли Комсомольской Бригадой (т.е. все солдаты и офицеры в ней должны были быть как минимум комсомольцами). А в сам комсомол его приняли в конце 1930-х, ещё в школе. Но вот незадачка, в декабре 1941-го, при разгроме Феодосийско-Керченского десанта он попал в плен. Плена-то было всего на один день, но документы он выбросил, уж больно неподходящая национальность для немецкого плена была в них указана.

Когда через день бежал и добрался до своих, то его отправили в Советский фильтрационный лагерь около Керчи. Таких бездокументных, из разгромленных полков и дивизий, были сотни и тысячи людей. Из всех документов лишь кубик на петлице. Впрочем, в том бардаке этого вполне хватило что бы в 19 лет его назначили бригадиром сотни, а это конечно много приятнее чем быть простым заключённым. Не знаю как там проверяли, но через пару месяцев его вызвали и сказали «Поздравляем товарищ младший лейтенант, проверку вы прошли — вас ждёт Кавказкий фронт. Вон машинистка, она направление оформит.»

Стал он в длинную очередь, наконец добрался до измученной машинистки. Та спрашивает «Ваши ФИО, год рождения, тыры-пыры?» Дед подумал «Хммм, хрен его знает как ещё служба сложится. Упаси Господи опять плен попасть, второй раз может и не повезти. Вдруг попаду с документами, тогда точно грохнут за милую душу.» Фамилию менять не стал, а насчёт ИО сказал «Пиши вот так.» «Имена родителей и национальность?» Над этим дед тоже подумал, мать оставил как есть, а ИО и национальность отца поменял. Проверить же никак не смогут, Беларуссия под немцами, Ленинград где училище было в блокаде, документов других нет. Таким образом на свет появился ещё один беларус. Дед посчитал что эдак безопаснее, уж очень ему не хотелось в расстрельной шеренге второй раз стоять.

Когда бригаду на Кавказе формировали оказалось что очень много кавказцев о комсомоле только слышали. А так как бригада названа Комсомольской, спустили разнарядку, всех поголовно принять в комсомол. Дед и решил, «ну что же, как все так и я.» И вступил ещё разок, правда уже под другим именем.

В 1943-м пришёл новый указ, «неплохо бы если бы в Комсомольской Бригаде все офицеры были бы коммунистами. Показывали бы живой пример комсомольцам.» Всех офицеров в батальоне перед боем вызвали и настойчиво порекомендовали написать заявление о приёме в ВКП(б). «Нам бы до следующего дня дожить бы. Что нам кабанам, хотите напишу.» прикинул дед. И стал он аж цельным кандидатом. А потом ранение, госпиталь, формирование, другая часть, поиск своих, перевод в родную Бригаду, и снова взвод, рота, Беларуссия, Польша, закрутился и забыл о «кандидатстве». Но бумага-то дело ведёт.

И в начале 1945-го опять его пред светлые очи парторга вызывают. «Вы товарищ кандидат-с у нас оказывается. Ранены, взодный, ротный, три ордена, короче, принимаем мы Вас. Поздравляем.» Дед прикинул, приняли ну и ладно, хрен с вами. «А делать-то я чего должен?» «Как что? Воевать, пример другим показывать. Тем более что мы уже на немецкой земле, в Восточной Пруссии. Вот вы в эту ночь на задание идёте, так пойдёте уже как коммунист. Партия на вас смотрит. А утром мы вам торжественно и партбилет вручим.» И руку крепко пожал.

С примером худо получилось. На задание (в минных полях проходы для атаки делать) документы с собой не брали. Это разумно конечно, на минных полях многие навсегда оставались, так что шансы что документы к немцам попадут были большие. Ранило его, ребята вынесли, дотащили до своих позиций. Повезло, как раз там раненых вывозили в тыл, в машине место нашли. О документах и не вспомнил, рука и нога пробиты, до бумажек ли. И снова госпиталь, формирование, и на войну с Японией. Документы личные восстановили, а насчёт партийного билета он даже и не думал, ибо его никогда в руках и не держал.

Парторг подивился, поохал, и телегу повыше накатал. Случай неординарный, вроде бы и коммунист, а с другой стороны и не коммунист. И в комсомоле дважды был. Мутная картинка. Сверху предложение идёт.
-«Так может его из партии исключить?»
-«А как исключить? У него даже партиблета нет?»
-«Хммм. Тяжёлый случай. Так может принять, а потом исключить?»
-«Идея интересная. Но как то некрасиво. Всё таки человек перед боем в партию вступил, с мыслью что он теперь коммунист на минное поле полз.»
-«Хорошо, вот компромис. В партию принять уже официально, но из армии выгнать.»
-«Так ему до военной пенсии всего полтора года осталось?»
-«Ну и что? Он тут нам имя, отчество, и национальность себе менять будет как захочет, да и в комсомол и в партию как в проходной двор по сто раз заходить будет, а ему ещё и пенсию. Хрена с два. Кто он там у нас по национальности получается по настоящему? Ага, вот вот… Как раз. А жена его кто? Капитан. Ну и что что военврач с 1943-го? Убийца в белом халате. Вы что газет не читаете что ли? На фиг, на фиг.»

Написали деду характеристику что он «политически близорук и в моральном отношении не стабилен.» И уволили из армии, не дали до пенсии дослужить. Ведь и без него есть чем заняться. Например с «безродными космополитами» бороться.

А дед что? Дед нормально. Партии той уже давно нет, а дед жив и здравствует, дай Господь ему долгие годы. И совет умный даёт «смотри куда вступаешь.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.