История зачем собаке пятая нога

1 Янв
0

Для чего собаке пятая нога

Честно говоря не знаю, зачем я купил эту ногу. Какая-то дьявольская манипуляция. Зашел на мясной рынок взять кой-чего по мелочи, и тут на глаза возьми и попадись эта нога.

Наверное сработали какие-то забытые воспоминания из деревенского детства. Непередаваемый дух по всей избе, когда бабушка варит холодец в русской печке. Не знаю короче. Наваждение одним словом.

Всю дорогу с рынка, неся под мышкой свёрток, из которого торчало свиное копыто, думал — ну и нафига?! Где я, и где холодец?! Нет, конечно, при желании всё можно сварить. Но я же никогда этого не делал, и вряд ли буду!

В дополнение ко всем несуразностям нога отказалась лезть в морозилку. Взял таз, положил туда завёрнутую в пергамент и перевязанную бечевкой ногу, и вынес на веранду.

Потом целый месяц эта нога мозолила мне глаза, намекая на мою безалаберность. Я уже твёрдо решил отдать эту ногу соседке Аньке, но Анька на глаза всё никак не попадалась, и в конце концов случилось это.

В последние предновогодние выходные мы со шкетом решили почистить дорожки в саду, слепить снеговика, и нарядить во дворе живую ёлку. Целый день ходили туда-сюда, и дверь на веранду не закрывалась.

И вот, приделывая снеговику ведро на макушку, я боковым зрением вдруг заметил какую-то тень, метнувшуюся от веранды к забору. Обернулся, и увидел собаку.

Только это была не обычная собака. Это была собака с пятью ногами. Да. Четыре ноги у неё были где положено, а пятую она крепко держала в зубах. И судя по всему это была наша нога. Если ещё конкретнее, то это были наша нога, которую держал в зубах соседский пёс по кличке Джек.

Обычно Джек сидел на цепи в своей будке, но иногда по выходным хозяин отпускал его погулять. Тогда Джек непременно посещал наш участок через дырку в заборе, с целью пометить углы, стырить чего нибудь по мелочи, и получить по морде от кошки Иннокентия. По наглой рыжей морде.

Похоже в этот день кошка Иннокентий взяла отгул, так что Джек, воровато озираясь, безнаказанно дотащил ногу до дырки в заборе, где его нахлобучила другая неприятность. Нога категорически отказывалась покидать свой участок, упираясь концами в доски забора, и в дырку не пролазила. Джек вертел её и так и сяк, но всё было бесполезно.

Тогда Джек, понимая, что времени ему отмерено не так уж много, поступил проще. Он бросил ногу у забора, сам перебрался на ту сторону, потом просунул голову в дырку, и стал эту ногу грызть прямо тут, на месте. Жадно и с урчанием.

Мы немножко понаблюдали за этим беспределом, потом я подошел, отобрал у Джека ногу, и со словами «Подавись, скотина!», перебросил её через забор. Не веря в такую удачу Джек моментально схватил добычу, и скрылся с нею в своей будке.

Спустя наверное полчаса с соседнего участка донёсся какой-то нетипичный шум. Я вышел посмотреть, и с удивлением увидел, как хозяин яростно гоняет по участку Джека чем-то, очень похожим на нашу ногу, и громко матерится.

Заметив меня сосед подошел к забору, показал ногу, и спросил:

— Не ваша?

— Нет! — уверенно сказал я, и добавил для достоверности. — Откуда у нас?

— Сволочь! — сказал сосед, и погрозил ногой Джеку, нос которого торчал из будки. — Утащил у кого-то!

Я пожал плечами, и мы разошлись. Я домой, а сосед продолжать свои воспитательные процедуры.

Ближе к вечеру наконец нарисовалась наша мадам Иннокентий.

— Кеша! — сказал я. — Тебе не стыдно? Шляешься где-то целыми днями, а в это время по двору шастают целые стаи собак, и тырят всё что плохо лежит. Из-за тебя, отвратительная животная, мы остались без холодца! Ты чего, совсем нюх потеряла?!

Кошка Иннокентий не терпела критики в свой адрес. Она обиженно фыркнула, тряхнула кисточками на ушах, и запрыгнула на форточку. Уже сидя там обернулась, показала мне язык, и дрыгнув тощим задом пропала в сиреневой мгле.

— Обиделась! — сказал шкет.

— Да и наплевать на неё! — сказал я. — Будет ещё тут всякая шушера гонор свой показывать! Вот пусть погуляет, характер свой дурной проветрит!

И демонстративно закрыл форточку на защёлку.

Уютно горел ночник, за окном мигала гирляндой свеженаряженная ёлка, я сидел на кровати возле шкета и читал ему очередную главу из приключений Чарли и Элли в Волшебной стране, когда на кухне раздался стук в окно.

— Пойду посмотрю. — сказал я. — Наверное Анька. Вечно она невовремя.

Соседка Анька действительно имела привычку появляться в самое неподходящее время с какой нибудь мелкой просьбой.

Я включил на кухне свет, и отдёрнул занавеску.

В проёме форточки сидела кошка Иннокентий. Она таращилась на меня безумными глазами, а стук издавала огромная, раза в два больше её самой, туша лосося холодного копчения, которую Кеша крепко держала зубами за хвост.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.