Смешная история подслушано у детского психолога

10 Фев
0

Я вчера поехал по делам в один из медицинских центров, надо было забрать результаты анализов своего бати. Торопился, думал, не успею. Переторопился, в общем – приехал почти на полчаса раньше назначенного времени. «Вот же, думаю, лажа – сиди теперь полчаса в тоске и грусти!»

… Но кто ж знать-то мог? Полчаса я просидел, конечно, но тоски и грусти не испытал – не успел просто затосковать и взгрустнуть.

В общем, рассказываю: присел в кресло напротив одного из кабинетов. На двери табличка «Феофанов В.А. Детский психолог». Около меня, на стуле, женщина сидит с детской курточкой в руках. Дверь в кабинет чуть приоткрыта. Заглянул: за столом детский психолог Феофанов, напротив мальчик лет пяти. Мальчик смышлёный — на вопросы отвечает вдумчиво, не торопясь. Полагаю, что я попал почти на начало беседы:

— Ну и кем же ты, Митя, хотел быть на детском утреннике?

— Хотел быть Алёшей Поповичем.

— Алёшей Поповичем? Богатырём? Былинным русским героем? Здорово!

— Нет. Не здорово. Мне дали другую роль.

— Ну и кем же ты был?

— Жуком!

— То есть… Каким ещё жуком?

— Добрым. Добрым жуком.

— /пауза/… Так это же замечательно! Ну что Алёша Попович, в конце концов? Ну, богатырь и богатырь….. А жук – это… это ууух! — Детский психолог Феофанов задумывается. Детский психолог Феофанов мысленно отправляется на поиски более убедительных, чем «ууух», преимуществ инсектов перед былинными героями. Поискав секунд двадцать и не найдя, продолжает:

— И что же ты должен был делать?

— Должен был бегать вокруг Алёши Поповича и жужжать.

— Ты бегал? Жужжал?

— Нет. Один круг бегал, а потом нет.

— Почему? Что же ты делал?

— Бил Алёшу Поповича.

Мы с Митиной мамой начинаем ржать. Стараемся хохотать тихо, чтобы не поранить детскую душевную структуру, ну и, естественно, чтобы нас не услышал детский психолог Феофанов и не прикрыл дверь.

— Так ты его побил?

— Побил. Я его ударил в шлем. Где лицо. Он мне пытался руку выкрутить, но это была не моя рука. И пока он мне не мою руку выкручивал, я его бил!

Митина мама, сквозь слёзы, шепчет: «ему дали костюм жука с дополнительными поролоновыми лапкамииииии! Я сдохну сейчаааас!»

— И коня!

— Что коня?

— Коня тоже бил!

— Какого коня, Митя?

— Алёши Поповичева коня.

— А коня-то за что?

— Он его друг!

— Кто???

— Арсен! Конь Алёши Поповича — Арсен!

Митина мама срывается со стула в конец коридора, запихивая в рот рукав Митиной куртки, чтобы не заржать в голос. Я пытаюсь спрятать голову в сумку с той же целью.

— Так. Подожди… Арсен??? Коня Алёши Поповича назвали Арсен???

— Коня Алёши Поповича зовут конь! – мальчик Митя явно начинает раздражаться — но в коне был друг Алёши Поповича — Арсен! Жопой коня был Арсен, понимаете! И я его бил! Бил туда, где жопа коня!

— Нельзя говорить таких слов, Митя! Подожди минутку, успокойся. Я водички попью.

… Детский психолог Феофанов выходит из кабинета, прижимается спиной к стене и заходится в беззвучных конвульсиях. «Простите, пожалуйста, Галочка!» — шепчет он Митиной маме, пытаясь утереть слёзы не снимая очков. «Ничего, ничего…» — шепчет Митина мама , протягивая ему последнюю одноразовую салфетку.

Дверь соседнего кабинета открывается:

— Привет! Давно ждёшь? Ты что, плакал?

— Плакал! – честно отвечаю я.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.