Решил черкнуть одну маленькую историю… Боян, не боян, судить вам, явно не один он такое проделывал…

Отец моего друга служил в ГДР в начале 80-ых. Жестко все тогда было с поведением офицеров. Жестче, чем показывают даже у счастливых владельцев платных каналов ХХХ.
С его слов: Пошли мы как-то по Берлину с другом погулять. Знали, что контроль будет, но пошли. Гуляли аккуратно. Много не пили, местных не доставали. Но тут познакомились с девочками. Лясем-трясем, чем-то по столу, пошли к ним домой… (В этом месте Самая Главная Тема остается нераскрытой, хотя, она раскрыта была на раз восемь, но подробностей не имею)
Утром их ждал командир части со словами: — Вы что, хотите в 24 часа вылететь на Родину?
А, к слову сказать, за все подряд высылали тогда. Но вот ответ, после которого двум друзьям просто посоветовали больше не «косячить», а про высылку забыли, был именно в духе той эпохи: — А Вы что, нас Родиной пугаете???

Рассказал мне эту историю давно отец.
Служил он в армии где-то в середине 50-х годов. И как положено, была
у них такая вещь, как политподготовка. с лекциями о гадах капиталистах,
которые выжимают все соки из рабочего класса. И очень любил политрук
историю приводить в качестве примера:
когда был кризис в автомобильной промышленности — Форд каждого рабочего
своего завода вынудил приобрести автомобиль родной фабрики, а потом
в течение года высчитывал его стоимость с процентами из зарплаты.
Выслушивали историю солдатики обычно молча (а они почти поголовно такие
же рабочие, но советские. Но после лекции один как-то не выдержал и
подошел к политруку.»Что-то как-то неладно в вашей истории получается.
Я, советский рабочий, мечтаю о машине, вкалываю, как черт и лет через
10 может на нее и заработаю. А у них получается — такой же работяга
за год отработал стоимость машины и с голоду ноги не протянул. Вредная
какая-то история». Политрук молча позеленел, но историю больше не упоминал.

СТРАННЫЙ ТИП БРОДИЛ ПО ТЕАТРУ…
Рассказывает Борис Левинсон:

— В 1962 году Московский театр имени Маяковского, где я тогда работал, был на гастролях в Ленинграде. В это время случился так называемый «Карибский кризис». Все опасались, что вот-вот начнется ядерная война с США.

В тот вечер мы играли «Гамлета». На сцене — Полоний. Его играл Лев Наумович Свердлин, народный артист СССР. Вдруг на сцене появляется какой-то человек в обыкновенном пиджаке, в руках у него лист бумаги, и он решительно направляется к рампе. В зале все замерли. Ну что должно случиться, чтобы во время спектакля такое произошло? Только война. (далее…)

ШВЕДЫ И АВТОБУС.

Советский Союз, конец 80-х. Перестройка и гласность шагают по стране, Партия и правительство разрешили предприятиям вести самостоятельную внешнеэкономическую деятельность.

Я, молодой специалист, работаю на одном из машиностроительных заводов, и к нам зачастили западные делегации с предложениями сотрудничества.

Завод наш был крупный, и пассажирский автопарк его состоял в основном из «красных» «Икарусов», кто не помнит – больших 40-45-местных автобусов с мягкими сидениями. В то время в городах СССР вообще «Икарусов» было очень много: «жёлтых», использовавшихся на городских маршрутах, и «красных» — экскурсионных или междугородных. И если жёлтые «Икарусы» хоть как-то друг от друга отличались – одиночные, «гармошки» — то красные были все как близнецы-братья. (далее…)

Бананы в СССР

Итaк, год примерно 1980. И кoммунизм то ли уже победил, то ли вот–вот.
Прихoжу дoмoй из шкoлы, a нa стoлe зaпискa:
«Димa! Я зaнял oчeрeдь зa бaнaнaми. Нaш нoмeр — 1278. Обeд нa стoлe. Пoeшь и срaзу в oвoщнoй! Пaпa»
В тoт дeнь oтeц рaбoтaл вo втoрую смeну. Я, в свoю oчeрeдь, oстaвляю зaписку мaмe, кoтoрaя рaбoтaлa в пeрвую смeну, и ухoжу стoять.
Кстaти, дaвaли 1 килoгрaмм в руки. И oтцa пoтoм дaжe oтпустили с рaбoты пoрaньшe. Пo увaжитeльнoй причинe, чтoбы мы мoгли купить лишний килoгрaмм бaнaнoв.
Очeрeдь тянeтся мучительно медленно. 19:30. Чeрeз пoлчaсa oвoщнoй зaкрывaeтся. Нa «Мaякe» звучит трeвoжнaя музыкa… (далее…)