Бабка приберается по дому, тут в дов влетает старик и захлебываясь кричит:
— Бабка быстро раздевайся, у меня за последние 30 лет встал, может последний раз в жизни тр…у тебя.
Бабка пока стягивала с себя пантолоны у деда упал…..дед разочарованный ушел опять в огород хозяйством заниматься. Через некоторое время дед опять влетает в изду и бабке:
— Быстро быстро стягивай свои пантолоны……
Опять пока бабка стягивала свои пантолоны у деда упал……
Дед ее и говорит:
— Ты садись возле окна и жди, если увидешь что я бегу, быстро снимай пантолоны и становись раком…..может ето последний раз у нас будет.
Дед ушел, бабка села у окна и стала ждать.
Через некоторое время смотрит бабка дед как подстрелянный через весь огород несется, она долго не думая снимает пантолоны и становится раком. Дед влетает в избу и со всего маху въезжает ее под зад ногой,
— Тебе только еб…ся, а у нас корову сперли.

Едут дед с внуком в автобусе. Ребенок веселится, над дедом прикалывается, не слушается, короче…
Дедушка:
— Не смейся над дедушкой.
— Почему?
— Дедушка на войне был.
— И что?
— Дедушка умеет убивать!

Умирает старый профессор.
Лежит на диванчике, в кабинете, у диванчика — его старый фронтовой друг.
Профессор голову приподнимает, показывает на книжные полки, висящие над рабочим столом.
«Это все — говорит — книги, которые я написал».
И голову опять на подушки роняет.
Собирается с силами, приподнимается опять, показывает на другую стену с книжными полками.
«А это — говорит — книги моих учеников».
И опять голову роняет.
«А вот помню — говорит — как в 1942 году в одной деревушке я санинструкторшу уговорил, и ничего у меня с ней не получилось, потому что сено мягкое было и у нее в него зад проваливался».
Приятель:
«Ты это к чему? «.
Профессор:
«Эх, все бы эти книги — да тогда ей под ж@пу… «.

Телевизионщики спрашивают столетнего старика о секрете его долголетия.
— Это потому что я отказался от ceкcа.
— Понятно. А когда это произошло?
— Лет пятнадцать назад.
— А почему отказались от ceкcа?
— Пришлось. Мне нравятся женщины постарше. Но уже никого не осталось.

— Дедушка, а за что тебя женщины так любили?
— Да я и сам не знаю, внучек. Бывает вот сяду, положу член на колени и думаю, думаю.