Охотинспектор выписывает охотнику штраф. Тот оправдывается:
— Ну и что, что лицензия прош­логодняя? Я стреляю только в тех птиц, в которых промазал в прош­лом году.

История сильно смахивает на прохладную, но у товарища, который это рассказал, не было причин врать. В общем, решайте сами. (далее от его лица)
Приехал я к дядьке в соседний район на открытие осенней охоты. Из коллектива никого не знаю, знакомимся. И дядька говорит: «А это Слава, который два года назад охоту открыл». Все ржут, я понять ниче не могу. Рассказывают: «Приехали на открытие, на день раньше, все как обычно (для тех, кто не в курсе: чаще всего приезжают за день-два-много до дня открытия, ставят палатки, запаливают костры и кушают еду и водку. Преимущественно водку. Часа в 2-3 ночи расползаются по спальным местам, в 4-5 встают и идут на «зорьку» (на болота, утку стрелять). Возвращаются через N часов в лагерь, завтракают, похмеляются и дальше кто куда: кто дальше стрелять, кто домой. В большинстве случаев так, но не всегда). Так вот, приехали, разложились, начали отмечать. Ближе к ночи Слава накушался, зарядил ружье и пошел спать вместе с ним в палатку. Утро, все собираются на зорьку, не могут добудиться Славу, ибо тот зело пьян. Ну и хрен с ним, ушли. Возвращаются, он еще спит. Приготовили завтрак, остограммились, сидят кушают. И тут слегка приоткрывается палатка, высовывается ружье стволами вверх, высовывается Славино опухшее лицо, далее он дуплетом хуярит в небо, и, со словами «Все, я открыл» скрывается в палатке. Через несколько мгновений падает, мать ее, УТКА! ! Квадратные глаза 16 мужиков, ощупывание утки на предмет подлинности, обсуждение того, как это вообще могло произойти (не целясь, сбить утку над околком — шанс один на дохрена). Слава, когда окончательно проснулся, так толком и не вспомнил своего подвига, а в то, что сшиб утку, вообще отказался верить. Зато он теперь местная знаменитость. Такие дела.

— Поехали мы однажды на рыбалку.
Поймали леща. Вот такенного! Глядь, а чешуя — чистое серебро!
— Да, бывает!
— А однажды на охоте лося застрелили.
Пригляделись, а рога — натуральное золото! Высшей пробы!
— Вот повезло!
— А водки набрали — не меряно! Хватились
— а стаканов не взял никто! Пришлось всю водку обратно домой везти.
— Да брехня!

Дело было так. Собрались мужики на охоту. Ну как водится: взяли водочки (и не мало). Вечером уже поддатые, сели за байки…
И один герой решил приколоться, (назовём его Петей, а другого Васей) обращается к другому: а поспорим Вася, что я встану на качку, сниму штаны, оголю зад, и ты с двадцати шагов не попадёшь мне в задницу. Вот тебе патрон с дробью №6 (перед этим конечно дробь он аккуратно из патрона извлёк, так-что патрон получился холостым).
Петя залазит на качку, оголяет зад, а Вася думает: если я пальну 6 номером, я же ему всю задницу разорву — возьму-ка я № 12!
Долго еще вынимали из Петиной задницы дробь.

Один знакомый егерь, подкинул мне разрешение на оленя. Обычного северного оленя, которых развелось столько, что они вместо ягеля уже начали отгрызать друг другу копыта. Оно было ко времени, потому что я не знал, чем мне занять приехавшего ко мне родственника.
— На охоту поедешь? — поинтересовался на всякий случай я.
— На охоту? Да конечно поеду! — встрепенулся он и начал собираться.
— Да это завтра, завтра. Сегодня я прикину во что тебя одеть и где тебе найти рогатку.
— Какую рогатку? — не понял он.
— Ну не ружье же тебе давать, ты хоть обращаться с ним умеешь?
— Да конечно, я на соревнованиях по стрельбе призовые места брал. Правда из воздушки, — подумав добавил он.

(далее…)