Дети военкомов рождаются сразу 27-летними.

На N-скую отдаленную точку прислали служить молодого лейтенанта. А там народу всего-то было, что десяток солдат, прапорщик, да майор.
Лейтенант первый раз дежурит, а прапорщик его пугает: «Мы тут без оружия на улицу не выходим!
Кругом медведи! Раз — и тебя нету!»
А лейтенанту, как на грех, приспичило пописать. Оставляет он за себя прапорщика, выходит на улицу и идет к туалету. Прапорщик взял — и выключил свет на территории части. И солдаты в окно: «Р-р-р-р, У-у-у-у…»
Лейтенанту страшно, но возвращаться нельзя! Достает он свой пистолет ПМ, досылает патрон и идет к туалету.
Вошел, пописал и вернулся.
Солдаты его зауважали … Через минуту врывается мокрый майор: «Сдай оружие, сволочь! Сижу я в туалете, подходит этот гад в погонах- приставляет пистолет ко лбу и обоссывает с ног до головы! Я и пикнуть боялся — застрелит!»

Старший лейтенант Тющенко жил в полковом медицинском пункте как и положено неженатому начмеду полка в российской глубинке.
И вот однажды командир полка не нашел ему лучшего применения как послать доктора на поиски не вернувшегося из отпуска бойца.
Забрать его из дома и по-быстрому привезти в полк для посадки на гауптвахту.
Старший лейтенант Тющенко до этого в Грузии не бывал. Не приходилось. Природа, воздух, солнце! Приезжает он в аул, находит нужный дом, — Марказашвили здесь живет, — спрашивает у вышедшего во двор пожилого джентльмена. — Командир? Заходи дорогой, давно тебя ждем, — говотит он. (далее…)

Прапорщики давно доказали, что, в отсутствие потенциального противника, Родину можно продавать и своим.

Чтобы убить часового на посту, его надо найти и разбудить.