Советский десантник способен остановить танк с помощью малой саперной лопатки, а при наличии большой – и закопать.

Приходит генерал в парикмахерскую, просит выбрить его налысо, кладет рядом пистолет и говорит:
— Если хоть немного оцарапаешь — пристрелю, а коли все нормально пройдет — заплачу большие деньги.
Парикмахер согласился и сделал работу на отлично!
Генерал платит обещанное и говорит:
— Как это ты решился, когда под угрозой была твоя жизнь?
— Моя бритва была ближе к вашему горлу, чем ваша рука к пистолету.

Действо, с эротическим названием — мандатная комиссия, признало нас курсантами мореходного училища, но выдало путевку не туда куда бы всем хотелось, а в приморский совхоз на уборку картофеля. Конец октября, первые заморозки. Бушлаты привезут гораздо позднее. Несколько рот по шестьдесят человек рассовали по деревянным баракам на самой окраине села. Все коммунальные услуги на улице, в виде сортира на несколько толчков, и десятка замерзающих к утру умывальников. На ужин макароны с хлебом. Холодно — п@дзец). Там мы и стали знакомиться друг с другом. Вечер первого, долгого дня. Сидим на шконках под одеялами – тоскуем. На улице темень. Игореха был из Находки, и мы скоро станем друзьями, а к тому моменту обмолвились едва ли несколькими фразами. В барак заходит старшина и кричит его фамилию. Кстати сказать, выбор фамилии был странным, его была на букву «Х» — не с начала, ни с конца списка.

(далее…)

Эта история из реальной жизни. Расказал мне её муж. Дело происходит в армии в начале 90-х годов. Стоит дневальный на посту — рядовой Абдурахманов из далекого узбекского кишлака, маленький, щупленький, еле-еле говорит по-русски. Спит стоя. Тут входит подполковник, дневальный как «положено» отдает честь. Подполковник ему и говорит-:»Что рядовой Абдурахманов спишь?» Абдурахманов-:»Кито спищь, я спищь? Ебаль я такой спищь».

Эта история приключилась в далеком 1974 году.
Казахстан.Кустанайская область. Наш батальон помогает убирать хлеб.Одинокий полевой стан. Здесь в единственном доме расположилось руководство автобата . В первый день, как мы прибыли на это место, пока старшина не успел разгрузить имущество с прицепа, он строго приказал заступающим в наряд не спать ночью, а то, дескать, казахи упрут сапоги и портянки, а заодно и новый зиловский прицеп. Мне же, лично, он сказал, прицеп вряд ли уведут, а вот снять новенькое колесо — как пить дать могут!Ночью мы как и положено заснули. В часа два я вышел на двор отлить и вижу, что на прицепе нет колеса. Я в ужасе. Разбудил другого дневального и мы быстренько помчались в автопарк (1.5 км) чтобы снять колесо с какой-нибудь машины. В автопарке все спали. Мы лихо скрутили колесо с одного ЗИЛа и покатили его к прицепу. На все про все у нас ушло 3 часа. Перед самым рассветом мы с чувством глубокого удовлетворения легли спать. Через пару часов я проснулся от какого-то шума, прислушался.
Старшина кричал не своим голосом, кому-то доказывая:»Я сам, лично, опасаясь, что дневальные заснут и прицеп утащат — снял одно колесо…»