Мой сын обладает хорошей памятью. В детском саду он знал наизусть все тексты утренников, поэтому до последнего дня было непонятно, какой у него костюм, ведь детки болеют и он мог их заменить, зная все роли.

(далее…)

— Мама, папа, а как вы поженились?
— Твой папа предложил мне пожениться, чтобы родить тебя и закрыть долги по микрозаймам.

Говоря о радостях материнства, почему-то забывают упомянуть самую большую: чувство, которое мать испытывает в десять часов вечера, когда ее дети, наконец, угомонились и легли спать.

Было мне года четыре, обожала играть под столом на кухне, воображая, что это автобус, а я механик. Сидела, гаечки откручивала. В один прекрасный день мама месила тесто в огромном тазу на беляши. Да так усердно месила, что когда я открутила последнюю гаечку, то на меня сверху долбанулись и стол, и мама, и тесто. Больше я под столом не играла.

Рассказала мама.

Когда вы с братом были маленькими, уходя из дома, я вытаскивала из телевизора предохранители и прятала, пока вы не видите. Прятать старалась каждый раз в новое место. И вот как-то возвращаюсь вечером, устала, хочется у телека передохнуть, и, хоть убей, не помню, куда спрятала предохранители. Хожу по квартире с озабоченным лицом и ищу. Вы за мной наблюдаете с интересом.

Наконец, ты, Маша, не выдерживаешь:
— Мам, ты что ищешь?
— Предохранители.
— Это такие маленькие стеклянные трубочки? Вот они, — открываешь сервант и достаешь их из сахарницы.
— А ты, — расстерянно, — откуда знаешь?!
— Ну нам же надо как-то телевизор смотреть.