Давно было, но не забуду никогда… Пригородная электричка. В вагоне довольно свободно. Заходит очень пожилая пара — старичок со старушкой. Складывают свои сумки на сиденье, потом из одной сумки достают КОТА — классического полосатого «помойника», здоровенного и мордатого. Сажают старички этого кошака на сумки и говорят строгим тоном: «Василий! Охраняй! » И УХОДЯТ! А кот, свернувшись калачиком, спокойно дремлет на багаже. Потом дед с бабкой возвращаются — то ли за мороженым они ходили, то ли за семечками, то ли за газетой в дорогу… И снова сажают Василия в сумку. Я была в полном шоке и, конечно, разговорилась со стариками: мол, не боитесь ли вы котика оставлять без привязи — убежит ведь, не поймаете… А они в ответ: «Васька-то? Чтобы Васька — и вдруг убежал? Ему уже лет семнадцать, и все эти годы, не пропуская ни одного выходного, мы с ним на дачу ездим. В любую погоду: в пятницу — на дачу, в воскресенье — обратно в город. Он привык, от своих вещей ни на шаг не отойдет. А охранник какой замечательный — лучше любой собаки: у нас много раз пытались сумки украсть — Василий защищает их, как сторожевой тигр! » Я и представить не могла, чтобы даже двадцатью годами ежедневной дрессировки от кота можно было такого добиться. До сих пор помню умные желтые глаза «сторожевого кота»…

А представьте, как сложно жить самке богомола: хочешь жрать — приходится заняться ceкcом!

Жена фермера говорит мужу:
— Дорогой, давай зарежем этого петуха, он ходит такой невеселый.
— Ну, давай зарежем, если ты думаешь, что это его развеселит…

Живут у нас (ну или мы у них) два красавца Мэйн Куна: двухлетний Оскар, облагороженный в течении нескольких поколений в питомнике, и трехлетний Нельсон, тоже питомничий выходец, но «старых кровей», настоящий лесной красавец, на снегу спать может.
Сидим мы с мужем как-то вечером, смотрим передачу про кошачью родословную. От кого произошли, как по миру разбрелись и т. д. и т. п. Юноши наши тут же на диване пристроились. Передача интересная, замечательные съемки. Младший, Оскар, смотрит с интересом — то уши навострит, то подмявкивает, короче — весь в телевизоре. Старший, Нельсон, вальяжно лапу нализывает. Только один раз встрепенулся когда тигра показывали. И вот добрался рассказчик (вместе с дикими кошками, конечно) до Африки. (далее…)

Кошки, в отличие от людей, лижут ж@пу только себе.