Узкое загородное шоссе, идущее по лесу, поток машин едуших с дач. Едут не больше 60. Останавливает меня ГАИшник. То, да се, документы и т. д.
Получив таки от меня полтинник, возвращает документы, желает счастливого пути и ловит очередную жертву — тонированную «в ноль» девятку, музыка из которой заглушает шум ее же мотора. Ну, как обычно показывает жезлом, мол, «вот ты (жезл на машину), вот сюда (жезл на обочину)». Девятка, послушная указаниям ГАИшника, не снижая скорости, повторяет маневра жезла и, перелетев через канаву, уезжает в лес. Останавливается в кустах.
Немая сцена. ГАИшник роняет жезл и открыв рот смотрит на «картину маслом».
Открывается дверь и оттуда, под грохот музыки, вываливается совершенно «никакой» водила. — Командир! — изумленно говорит водила, — так тут же нет дороги!

За все это время ни у одного водителя «БелАЗа» еще ни один сотрудник ГАИ так и не проверил права… Тому — лень спускаться, а этому — лень подниматься!

Опытный гаишник никогда не потребует взятку, а предоставит вам возможность себя на нее уломать.

Эту историю я услышал в купе поезда Москва-Сочи.
Детская больница провинциального городка. В приемном покое, на приеме больных, медсестра из палаты интенсивной терапии. Опытная, за тридцать лет работы насмотревшаяся всякого, и смешного и грустного. Умеющая ставить на место поддатых пап и успокаивать ревущих мам и детей. И вот в приемный покой врывается мужчина лет тридцати, в форме автоинспектора. Сказать, что он ругался матом, было нельзя. Он на нем разговаривал. В переводе на русский литературный, это звучало примерно так. — Чем вы все здесь занимаетесь?! Почему к моим жене и ребенку не подходит врач?! Если врач не подойдет через пять минут, я его отправлю лес валить! (далее…)

Из объяснительной в ГИБДД:
— «Я, белокурая лахудра на Мазде, повернула туда, куда захотела, чем спровоцировала ДТП. Со слов гаишника записано верно.»