Вопрос начальнику Росгвардии:
— Как так получилось, что безоружные десантники избили экипированных росгвардейцев?
— Так мы думали, что они стаканчиками начнут кидаться, а они с кулаками полезли…

Стало известно, почему митинг в Хабаровске не разгоняют.
Если из Москвы и Питера туда отправить Росгвардию, то здесь может случиться демократия.

Быль, услышанная мною в период службы в «органах».
Старый полковник госбезопасности, армянин по национальности, едет в командировку поездом. На календаре 1995 год, разгар борьбы с чеченским терроризмом. Состав проверяет ОМОН. Когда лицо «кавказской национальности» предъявило им свою «ксиву», в которой значились должность и звание, «незамутненные интеллектом» лица бойцов ОМОНа исказила гримаса, говорящая об интенсивной работе головного мозга.
Полковник помог ребятам выйти из ступора следующей фразой:
— Мужики, когда я по утрам бреюсь, мне самому у себя документы проверить хочется!
Ржание стояло такое, что пассажиры из купе высовывались, выясняли, в чем дело…

Мой муж, в бытность свою студентом жил в Вене. Жил он в доме, в котором находился продмагазин. Как-то рано утром в субботу он налегке — в пижаме, шлепанцах на босу ногу и черном плаще поверх пижамы — спустился в магазин и купил рогалик и восьмушку масла. Тут к нему подошли люди в штатском и взяли под белы рученьки. Ему объяснили, что у весьма пожилой дамы на улице из рук вырвали сумку. Дама дала показания, что это был мужчина, 20-40 лет, срденего роста, иностранец (для австрийцев иностранцем мог быть турок, чех, югослав). Мой муж — брюнет, не жгучий, а обычный, бледный, карие глаза, темные волосы, как 50 процентов мужчин.
Отягчающим фактором была его небритось (покажите мне в субботу в 8 утра свежеивыбритого мужчину! ) и легкий бодун — для студента нормальное явление. На его уверения никто не реагировал, то, что он жил над магазином на 3-ем этаже — полицейским было по фигу, паспорта в пижаме он не носил. Короче, его замели в участок.
Ситуация: суббота 8 утра, все друзья в разъезде, мать в другом городе, подтвердить личность нечем и домой — даже под конвоем — не пускают. Сидеть в обезьяннике как мин. 48 часов.
Остается надеяться, что почтенная дама его не опознает как преступника.
И вот очная ставка: дама — студент в пижаме, сжимая в руке рогалик. Даме около 85 лет, на сморщеном личике — боевое выражение, на носу очки с толстенными стеклами, в ухе слуховой аппаратик.
Дама, взглянув на студента, громко и четко заявила полицейским: «ИДИОТЫ, ЭТО ЖЕ НЕ ИНОСТРАНЕЦ! »

СЕРАЯ МЫШКА
Мой старый друг – бывший КГБэшник Юрий Тарасович, вернулся из далекого северного путешествия — бодрым и помолодевшим.
Позвонил мне и без предисловий спросил:
— Историю хочешь? Она должна тебе понравиться.
— А кто ж не хочет, конечно хочу.
— Тогда слушай:
Дело происходило, да и слава Богу, происходит и сейчас, в маленьком карельском городке, откуда я вчера прибыл.
Рассказал мне ее местный участковый. А все начиналось так:
Сидели как-то менты в своем околотке, играли в домино, вдруг в кабинет зашел молодой парень и говорит:
— Здравствуйте, я к вам по личному вопросу с огромной человеческой просьбой.

(далее…)