Дело было в Москве, году в 80-каком-то, глубоко социалистическом. Предприятия исправно посылали “добровольцев” в народные дружины, из числа сотрудников. Дружинники помогали милиции с поддержанием правопорядка. Не миновала сия повинность и отца. Перед очередным патрулированием, сидя с красными повязками, они слушали напутствия в районном отделении милиции. Приводят паренька. Поймали за угон мотоцикла. Стали разбираться. Дежурный офицер погрустнел и задумался. Квартальный план по угонам уже давно выполнен. Перевыполнять чревато, типа преступность разгулялась. Пока дежурный думал, парень сидел в отделении, смотрел по сторонам. Дружинники вышли следить за правопорядком. Ну а парню сделали внушение и отпустили. Долго-ли, коротко-ли, вернулась дружина. Отчитываются что и как. Тут опять приводят того-же паренька. Опять за угон мотоцикла. Оказалось, сидя в отделении, он заприметил неплохой мотоцикл на милицейском дворе. Его-же и угнал. Оперативно был пойман. Парень-то думал опять отпустят. Но тут, дежурный хитро улыбнулся. Повторный угон это уже рецидив. А рецидив это уже другая статья, там план еще выполнен не был…

— Что теперь делать, если нарк@ту больше подбрасывать нельзя?
— А будем теперь им подбрасывать плачущих росгвардейцев…

— Алло, это — ceкс по телефону?
— Нет. Это полиция.
— 100 баксов за 5 минут.
— Я медленно снимаю с себя китель… .

Не имею привычки выбрасывать мусор прямо в ведро. Всегда только в пакетик, он завязывается и лично мною несется в уличный мусоросборник, чтобы руки не марать. Еду с утра в лифте, мусор в руках. Пахнет не очень хорошо — сезон дынь и арбузов, перепревает быстро. Мой этаж 15. На девятом лифт останавливается, входит наш участковый в форме, при фуражке — все, как положено. Едем дальше. 6 этаж. Лифт снова остановился и на лестничной площадке стоит молодая мамаша с сыном, лет пять пацану. Капризный ребенок, я его знаю. Заглянул он в нашу кабинку, носом потянул и говорит маме: «МАМА, Я ЗДЕСЬ НЕ ПОЕДУ. ЗДЕСЬ МУСОР ВОНЮЧИЙ…» Участковый по-моему позеленел..

Стоит мужик у Кремля с плакатом «Воров — на нары». Его задерживает полиция за оскорбление власти. Мужик:
— Да я даже про власть ничего не сказал!
Полицейские:
— А то мы не знаем, кто тут воры…