Ленинград. 70е годы. После вечерней смены надумали по чуть-чуть что-то отметить, а т. к. лето, тепло то решили на улице в тихом месте. Вино знали где взять и пристроились в одном из дворов в теремке на детской площадке. Нас пятеро молодых, но у одного из нас, у Лехи, нет обеих ног ниже колен. Протезы. Был несчстный случай. Начали процедуру распития и тут около этого двора останавливается милицейский УАЗик (видать кто-то позвонил). Выходя трое в форме и к нам. Пришлось все оставить и делать ноги. Леха, естественно, остался. Я был молод, спортивен, знал все проходные дворы и через малый промежуток времени вылетел к метро и остолбенел. Стоит Леха, улыбается, и показывает нашу начатую бутылку. Я ему: «Ты. . это. . как. . это. . ты-ж. . у тебя-ж». А он и говорит: «Менты подошли, посмотрели, грязи от нас нет, говорят, а ты что не удрал. Я объяснил. Они меня к метро и подвезли и бутылку начатую, говорят, забирай. Только в общественном месте не пей». Вот такие тогда были менты. Не нынешние. Аут.

Милиция?! Алло, милиция?! —
— Да, милиция.
— Сосед опять напился, жену свою бьет!
— Ну, и что?
— Он с топором за ней бегает и грозит убить!
— Ну и что?
— Он орет, что все менты — козлы вонючие!
— Понял, выезжаем.

Полковник полиции своим подчиненным:
— Товарищи, в наши ряды внедрились уголовные элементы!
Все, с удивлением:
— Не может быть…
— ДА СУКОЙ БУДУ!

— Товарищ капитан, вот уже год, как исчезла моя жена.
— И вы только сейчас нам об этом сообщаете?
— Да, потому что до сих пор я сам никак не мог в это поверить.

Объяснительная в полиции:
«Находясь под воздействием психотропных существ… »
— Правильно писать « веществ».
— О жене и теще?!