Получив двойку в школе, юный программист
Вовочка удалил страницу и отформатировал дневник.

Со слов коллег — программистов.
Писали они программное обеспечение для одной норвежской фирмы. Написали, отладили, поехали ставить. По — норвежски, естественно, никто «ни бе — ни ме», общались с закзчиком по — английски. Через несколько дней гостеприимные хозяева с подковыркой (язык — то сложный) интересуются: освоили ли русские программеры что — нибудь из норвежского языка. Наши честно отвечают, мол, да освоили одно слово. — Какое же? — Слово «работа»!
Тут норвежцы заохали. — Вы, русские, оказывается — трудоголики! Мало того, что вкалываете по 10 часов, так еще и единственное освоенное слово — «работа». (далее…)

2028-й год. Айтишники Роскомнадзора все пытаются заблокировать Телеграм:
— 77. 222. 145. 117
— Мимо! 190. 168. 200. 122
— Ранил!

Лично слышал, причём от уважаемого мной и вполне адекватного человека:
— Такой ужасный программист работал у нас. Сначала вроде всё нормально было, а как уволился и наняли замену, так выяснилось, что он там всё так запутанно наделал, что одному не распутать, пришлось ещё двух нанимать. Но до сих пор то одно не работает, то другое… Не повезло нам с тем программистом!

— Слушай, вот скажи мне, почему вы, разработчики, никогда не можете адекватно оценить время, необходимое для реализации проекта?
— Это очень просто. Вот смотри. Тебе надо разгрузить машину. За сколько управишься?
— Где-то за час.
— Это — Камаз.
— Четыре часа.
— Загруженный песком.
— Ну-у… часов двенадцать.
— Инструментов нет, только руки и ноги.
— Ну, пару суток.
— На дворе — минус сорок.
— Четверо суток.
— Камаз вообще находится под водой.
— Блин, что ты мелешь? Ты же постоянно новые условия вводишь! Надо говорить сразу все и конкретно! И вообще, чем всякую хрень тут нести, давай-ка, быстренько оцени этот проект.