Малолетних хулиганов в кабинет психолога вносят, как холодильники в ремонт. Отец кладёт на стол двадцатку, пихает под зад больного, говорит – «балуется». Или, «тарелки не моет, гад». После сервисного обслуживания ребёнок должен быть причёсан, улыбчив и жаден до грязной посуды. Многие просят гарантию, за такие–то деньги.

Встречаются образованные отцы. Вместо «здрасьте» они говорят «импунитивный» и «сензитивная акцентуация». Их чада оправдываются наследственной психопатией, терзающей род со времён Кощея Бессмертного. Для сравнения, просто дети бренность стекла связывают со злым роком и нелепым случаем. (далее…)

Половая идентификация
Мы с 4-х летним Лехиным ехали на троллейбусе, когда это общественное транспортное средство, переезжая через перекресток, вдруг встало. Дело в том, что на перекрестках при пересечении троллейбусных и трамвайных проводов во избежание короткого замыкания существует специальный участок, на который не подается напряжение. Не знаю как сейчас, а раньше, если троллейбус останавливался в этой «мертвой зоне», то к нему необходимо было приложить стороннее усилие, чтобы он снова мог припасть к живительному источнику электроэнергии. В качестве безвозмездного вспомогательного движителя водитель обычно прибегал к помощи пассажиров.
Так и в этот раз раздался общественный призыв: — Мужчины, выйдите, пожалуйста, и подтолкните троллейбус.
Мужчины стали подниматься и продвигаться к выходу на общественно-полезные работы.
Я понял, что второго такого шанса может и не быть: — Лехин! Это нас с тобой зовут. Пошли толкать.
Когда 4-х летняя кроха пристроилась у заднего бампера, мужчины не могли сдержать улыбок, но, надо отдать им должное, ему выделили место и никто малыша не шуганул. — Раз-два, взяли!
Троллейбус с нашей помощью стронулся с места и вернулся в ряды общественного транспорта.
Всю оставшуюся до нашей остановки дорогу Лехин вертел головой, с гордостью и свысока поглядывая на ехавших в троллейбусе женщин.

Вчера договорился с друзьями, что я заеду к ним в гости. Приехал немного пораньше назначенного времени. Звоню в дверь. Оттуда раздается детский голос:
— Кто там?
— Это Виктор. Открывай, Андрюша.
У них, к слову, есть сын, которому 6 лет. Зашел в квартиру, начал раздеваться и спрашиваю:
— А мама с папой где?
— А-а-а, они в магазин пошли. Сказали, что скоро будут.
Пока раздевался он принес мне плечики, взял куртку, сказал, что повесит сам. Я прошел в комнату, сел на диван, включил телевизор. Заходит Андрей и спрашивает:
— Чай будете?
— Нет, спасибо.
Немного подумал.
— А кофе?
— Да нет, Андрей, я уже этого кофе на работе напился.
Опять секундный ступор.
— С работы, да? Может, тогда коньяку?
Вот такое детское гостеприимство…

Моя карьера инструктора детской школы единоборств закончилась, когда родители учеников обнаружили, что я не знаю карате и просто люблю бить детей.

Маленький крокодильчик подбегает к маме:
— Мама, а где наш папа работает?
Мама:
— Папа твой в посольстве служит «дипломатом».