В 1990-х годах начальство свежевозрожденной Киево-Могилянской академии ввело в учебный план курс истории евреев Восточной Европы. Проще говоря, был получен грант на преподавание этого предмета от какого-то израильского агентства.
К предмету никто всерьез не отнесся, не исключая и преподававшего его профессора Фридлянда. Конспект вела только записная отличница Сонечка, остальные в лучшем случае играли на лекциях в морской бой. Перед сессией профессор объявил: — Зачет 26 декабря в 9 утра. Конспект возьмете у Сонечки, там есть вся необходимая информация. Сами распределите темы между собой. Время прихода тоже распределите, чтобы не создавать толпу. Придираться не буду.
Сонечка (от которой и дошла до меня эта история) незадолго до зачета пообещала своему молодому человеку выяснить один нужный ему адрес. Узнала, записала в первой попавшейся тетради, продиктовала парню и забыла об этом. Затем она получила зачет автоматом, отдала однокурсникам конспект и с легким сердцем укатила к родителям в Жмеринку.

(далее…)

Из практики преподавателя русского языка иностранным студентам.
***
Сижу в методкабинете, листаю газетки.
Вбегает преподавательница, из пожилых. — Боже! – кричит. – Он меня убьет!
Из коридора доносятся чьи-то вопли.
Прислушиваюсь.
«Я ни девичка! » «Я ни девичка! Ни девичка! Я! НИ! ! ДЕ-ВИ-ЧКА! » — надрывается кто-то мужским голосом.
Выясняется, что студент-сириец не сделал домашнее задание. Объяснил, что просто забыл. На что бабулька-коллега, не задумываясь о последствиях, хмыкнула: — «Ну, память-то девичья, да, Саид? »
Мужик-мусульманин этого не перенес. Выпучил глаза, изошел пятнами и принялся орать. — Я ни девичка! Я мужчина! Ни девичка! Ни девичка!
Никакие попытки объяснить, что просто идиома такая, успеха не имели. Так и орал, пока самому не надоело. Стоял в полуприседе, сжав кулаки, и орал.
Горячий и гордый народ.

(далее…)

Экзамен на экономфаке.
— Приведите пример общественной полезности рекламной деятельности.
— Рекламными проспектами можно застелить пол при малярных работах.

Есть в ГрГУ (Беларусь)забавный преп по экономике — Касьян. Особенность его в том, что ему лет 70 и он глухой как пробка, но при этом всегда делает вид, что все слышит.
Нам на матфаке его предмет нужен как собаке пятый хвост, поэтому и отношение к нему соответственное. И вот, идет семинар. Девушка Ульяна что-то бубнит по теме, причем, по-моему, раз седьмой один и тот же абзац. Наконец, она замолкает. Касьян, видя, что рот у нее закрыт, обращается к аудитории: — У кого есть вопросы к ней?
Встает один отвязок — Дикий — и говорит: — Ульяна, как ты относишься к aн@льному ceкcу?
Ульяна сделав мину типа «как ты меня задолбал со своими шутками», садится. На что Касьян удивленно говорит: — Девушка, вам задали вопрос, отвечайте!!!!
Под наш неистовый гогот она опять пробубнила какой-то абзац.

Это реальная история с реальными именами. И случилась она лично со мной, точнее я был непосредственным свидетелем.
В 1985 году я поступил в МАИ на первый факультет. Учиться в принципе было легко и весело. Главное все делать вовремя. Не сдашь лабораторную или курсовую работу, не допустят к зачету. Не сдал зачет, не допустят к экзаменационной сессии. Но была одна дисциплина, а точнее преподаватель который вел ее, загубивший многие студенческие жизни. Особенно это касалось парней, которые теряли военную кафедру и бронь и отправлялись в армию. (далее…)