— Моня, сегодня — Рождество, пойдём, выпьем!
— Сема, но это же — не наш праздник.
— Моня, я не понимаю, почему бы одному еврею не выпить с другим евреем в день рождения третьего еврея?!

Абрам Маркович купил два лотерейных билета и по одному из них выиграл машину. К нему, естественно, подходят друзья, знакомые поздравить, а он стоит грустный, сам не свой, чуть ли не плачет.
— Абрам Маркович, как же так, вы же машину выиграли, чего вы такой разбитый?!
— Да я думаю, зачем я второй билет покупал…

В отделе кадров:
— Вы — еврей?
— Нет, я не еврей.
— Хорошо, значит, вы — не еврей?
— Я же сказал, что я — не еврей.
— Отлично. Последний раз спрашиваю. Вы — еврей?
— Да не еврей я, не еврей!
— Что вы горячитесь? Я же так и пишу, что вы — еврей.
— Щас как дам в морду!
— Вот теперь я вижу, что вы — не еврей.
Тогда переходим ко второму вопросу анкеты. Ваши родители — евреи?

Еврейский мальчик первый раз побывал в цирке, пришел домой и с восхищением рассказыавет маме:
— Мама, там все так здорово было! И акробаты, и фокусник, и дрессировщик с тиграми, и клоуны смешные. А во втором отделении гонщик на мотоцикле по стенкам ехал! Я, когда вырасту, тоже научусь ездить на мотоцикле и буду показывать такой аттракцион!
Мудрая мама отвечает:
— Боренька, еврей на мотоцикле — это уже аттракцион, зачем еще по стенкам ехать?

Абрам пришел от врача, как в воду опущенный, и поддатый.
— Что?! — выдохнула Сара.
— Он сказал, что мне осталось жить 24 часа. 4 — уже прошли … Давай плюнем на все и займемся ceксом в последний раз.
Ну, как она могла отказать. Через 4 часа он нарушил траурное молчание:
— 16 часов осталось. Может … А?
Потом — еще через 4 часа … Сара откатилась и впала в глубокий сон. Абрам долго ворочался и тоскливо глядел на часы. Он осторожно растолкал жену:
— Сара, 4 часа осталось …
Сара села и сказала:
— Слушай, Абрам, мне еще утром надо вставать. А тебе — нет.