В тот год(1987) я был слегка одембелевший. И ещё не успел привыкнуть к гражданской жизни. Отслужил два года в желдорбате и вернулся доучиваться на второй курс университета.

Решил я ходить в спортзал. Чтобы стать, как Шварцнегер.
Мне объяснили, как спортзал найти. Надо спуститься в подвал общаги и постучаться в железную дверь. Качки услышат и откроют.

Я так и сделал. Нашёл железную дверь. Дёрнул на себя – закрыто.
Постучался — услышал какой-то шорох.
Но никто не открыл. Чего это они меня игнорируют?
Постучал ещё. Кулаком. (далее…)

Знакомый тусил в Турции и додумался везти в кроссовке недокуренную траву. В аэропорту встретился взглядом с овчаркой таможенников и поняв, что она вот-вот на него залает, подбежал первый и начал её гладить — собака начинает гавкать, недовольные таможенники его прогоняют!

Вспомнила, как однажды, поругавшись с мамой, я ушла одна гулять. Мне около 12-13 лет было. Иду я и вижу надпись магазина на вывеске «Розовый Кролик. Все для укрепления семьи». Ну и я подумала — сейчас реально зайду, куплю что-то и помирюсь с мамой.
Зайдя, я ахуела, и продавец тоже.

А у нас было так — пригласили нас девушки на дискотеку в общагу пединститута напротив ВДНХ. Пройти через вахту, не оставив документа, невозможно.
Оставишь — на ночь не останешься. В общем, было принято решение — с соседней стройки притащена доска метров 5 длиной и приставлена к балкону второго этажа. Первый забит решетками. Переправа началась.
Среди нас представители Острова Свободы — ну совсем черненькие.
А теперь представьте — по доске, уцепившись двумя руками за края и перебирая ногами, согнувшись в 3 погибели ползет небольшой негр.
Мимо проходят мама с дочкой. Дочка спрашивает: — А куда эта обезьянка ползет?
А ей сверху, с доски, на чистом русском языке: — Ой не смешите меня, а то е*анусь……

Калым в России. История на экскурсии.

В Египте, экскурсовод — мужчина в возрасте, рассказывает: «… Моисей
20 лет работал здесь, зарабатывая себе на калым…». Неожиданно
остановившись, он обращается к внимающим его туристам:
«а сейчас в России есть калым, или, как раньше в Союзе,- на халяву все
женятся?»

После секундной паузы, чей-то женский голос:

«Спасибо, что возьмут!»