Как-то очень давно, так давно, что некоторые столько не живут, два молодых человека вместе с бандой таких же научных конструкторов оборонного характера поехали оказывать шефскую помощь колхозу-миллионеру в подмосковный поселок Крекшино.

Это сейчас Крекшино — элитный коттеджный поселок с проживающими в нем артистами, а тогда это был обычный советский поселок практически городского типа при племенном колхозе по выращиванию корово-бычков на радость мясной и молочной промышленности. (далее…)

Купил дом. Пожилые соседи (муж с женой) принесли инструкцию по проживанию. Детям не бегать (шум), строительные работы не вести (шум), машину не прогревать (газы), шашлык не жарить (искры, дым), антенну заземлить экранированным кабелем (от молний) и много ещё пунктов. За несоблюдение пунктов — вражда. Я сказал, что продам дом цыганам. Теперь не здороваются.

В трамвае сидит симпатичная девушка, вполне интеллигентного вида. Над ней нависает парень нагловатого вида – гроза микрорайона, и пялится на барышню уже довольно продолжительное время. Девушка уже начала испытывать некоторый дискомфорт, но терпит. Проходит еще несколько минут – парень продолжает «лапать» взглядом девушку. Тут она уже не выдерживает и спрашивает: — Молодой человек, почему вы меня так рассматриваете? Я вам кого-то напоминаю?
На что этот перец с наглой ухмылкой отвечает: — Не-а, я просто тебя мысленно раздеваю… — Ну когда разденешь – поцелуй меня в задницу!
Весь салон зааплодировал девушке…
Парень покраснел и выскочил на ближайшей остановке…

Возвращается как-то супружеская пара домой. Поздний вечер, можно сказать — ночь. Были они на каком-то увеселительном мероприятии. Люди зажиточные. На женщине норковая шуба, серьги, кольца и колье с бриллиантами. Пришли домой и хозяйка увидела, что стоит пакет с мусором, забыла выбросить. Решила быстренько выскочить и выбросить. Пакет стал разрываться и она его переложила в красивый, фирменный пакет, новый, чтобы мусор (всякие тряпки-обувь, все старое, что уже носить никто не собирался)не рассыпался. Ей мама говорит, чтобы дождалась следующего дня, зачем ночью идти и мусор выбрасывать, а она уперлась и все равно пошла. Мусорный бак был чуть поотдаль от дома. Прошла она несколько шагов и тут к ней подходят двое парней. А она с перепугу пакет к груди прижала. Парни у нее спрашивают: что в пакете? Она говорит, что посылка от родственников из Германии пришла, несет ее домой, стала просить, чтобы пакет у нее не отнимали. А сама тем временем стала волноваться, чтобы золото не сняли. Ребята молодые, пакет выхватили и побежали. Женщина даже не сразу домой вернулась, смотрела им в след. С тех пор драгоценности, перед тем как мусор выносить, снимает.

Для моего поколения- родившихся в 50-е, война уже была историей, но ее следы были зримы и ощутимы… Тогда слова «до войны», «в войну» были также обыденны, как сейчас «вчера» или «позавчера». . Еще не оплыли окопы зенитного расчета за околицей, еще многие ходили на работу в шинелях вместо пальто и на рынке множество безногих, на тележках с подшипниками вместо колес, торговали самодельными шкатулками из открыток и леденцами на палочках. . А в городскую баню ходить было страшно- каждый второй без рук, ног и в ужасных шрамах. Но это было привычно- такими были и мой отец, и дед, и сосед дядя Петя. Впрочем, нет, к чему-то привыкнуть было нельзя, дядя Петя был не просто страшен, а ужасен… Люди взглянув на его лицо с левой стороны вздрагивали и отводили глаза. Это был почти голый череп с торчащими зубами, непонятно, на чем держащимся глазом и покрытый рубцами чего-то, напоминавшего ошметки мяса… Когда пьяненького дядю Петю, возвращавшегося ночью с работы, попытались ограбить в наших глухих переулках, ханурики посветили ему в лицо фонариком- и убежали со страху, приняв за вурдалака… Но это присказка. . (далее…)