[в машине скорой]

Пациент: Пожалуйста, смените радиостанцию.

Санитар: Молчите. Вам нужно беречь силы.

Пациент: Я не умру под Киркорова.

Недавно я рассказал историю из полицейской практики, в которой заслуженный военный выбрал с хулиганами максимально корректную линию поведения, и применил силу только в крайнем случае. История вызвала бурное обсуждение. Встречались и адекватные мнения, но одним из мэйнстримов было удивление такой «трусостью» человека. Кто-то даже начал рассуждать понятиями зоны — мол, будешь так себя вести, станешь всю жизнь под шконкой ошиватсья и ложкой дырявой есть. Ну то есть будешь петухом. Ещё раз убеждаюсь в правоте Пелевина — душа русского человека мотает срок, а тело на свободе, вот он и старается изо всех сил вести себя по понятиям, дабы не дай бог не подумали что-нибудь на зоне. Тем не менее у меня, как у профессионала, проработавшего полтора десятка лет в правоохранительной системе, вызывают смех попытки иных граждан произвести впечатление на жульё, оказаться «не лохами» в глазах «правильных пацанов». Просто вспомните, что большинство этих «правильных пацанов» — идиоты-двоечники с восемью классами образования. Которые всю жизнь живут в дерьме и рассуждают понятиями Эллочки Людоедки. У них нет желаний кроме тех, которые разделяют и животные — заняться сексом, покушать и противоположное приёму пищи, причём, во всех этих желаниях они крайне несдержаны — вот хочется ему пожрать, он ограбит и пожрёт, хочется секса, он вашу жену в кусты завалит. (далее…)

Одна моя знакомая, несколько лет работавшая в хорошо всем известной газете бесплатных объявлений, рассказала историю, которая произошла на заре ее трудовой деятельности в этой организации. Знакомая моя в то время работала на приеме объявлений.
Появился однажды у них в пункте приема объявлений неказистый мужичок, откомандированный начальством, как оказалось, еще несколько дней назад, для того чтобы разместить объявление в раздел «ПРИЕМ НА РАБОТУ».
Был он небрит и явно с похмелья, поэтому его попросили предъявить доверенность от организации на право подачи объявления (вдруг он пошутить над кем захотел).
Доверенности не было, его жалобы, что начальство его со свету сживет, не помогали, и лишь узнав, что для подачи объявления в другие разделы доверенностей не требуется, он исчез.
Вскоре он появился опять, а в заполненном им бланке было следующее:
РАЗДЕЛ «ЗНАКОМСТВА»
«ПОЗНАКОМЛЮСЬ С КРАНОВЩИКОМ, ДЛИНА СТРЕЛЫ 10 МЕТРОВ, ВЫЛЕТ 15. ТЕЛЕФОН…».

Купила я как-то раз своему малышу электронное устройство для спокойного засыпания — гибрид ночной лампы с музыкальным проигрывателем на батарейках. Можно ставить стук сердца (новорожденным очень нравится, знакомый звук), можно самой колыбельную напеть или что угодно — машинка реагирует на движение и начинает сама убаюкивать ребенка, если он проснется. Как-то раз ночью слышу из спальни наверху абсолютно дикие звуки и не менее дикий рев ребенка. Вихрем бегу наверх. Слышу жуткий хриплый бас. Первая мысль — пьяный грабитель или наркоман. В панике врываюсь в комнату ребенка. Там никого, кроме дочки, и этого самого долбаного устройства для спокойного сна, у которого начали садиться батарейки, и оно стало хрипеть замедленным пьяным неузнаваевым басом мои же колыбельные. Как если бы пьяный Мерилин Мэнсон за детские колыбельные взялся.
Ребенок, слава Богу, не заикается. Но колыбельные не любит даже в моем личном исполнении.

Как кот меня женил.
Этой истории скоро исполнится 30 лет.
Жил у меня тогда сиамский кот Мурзя и как-то по весне наступила у него половая зрелость. Дома круглые сутки раздавались озабоченные вопли и сопутствующие телодвижения бедной зверюшки.
Советы сносить его к ветеринару я сразу отмел, ибо не фашист и считал бы себя предателем своего любимого питомца. Ограничился объявлением у магазина, что сиамский кот ищет подругу, плюс мой телефон. (далее…)