Настоящие друзья это те, кто с вами остался после того, как вы бросили пить.

Стриптиз в маршрутке
В маршрутку заходит девушка — свободных мест нет. Она встает на передней площадке, достает деньги, подавшись всем телом вперед и наклоняясь, вкладывает их в руку водителю. При этом мини-юбка приподнимается, показывая всем присутствующим ее голый зад в стрингах. Реакция пассажиров разная — мужики с интересом смотрят, одна бабулька отворачивается, произнося — «Ть-фу» .
Всех удивляет парень, — он, уже заплативший за проезд, снова достает из кармана деньги и говорит: «Девушка, передайте, пожалуйста, еще».

Работаю курьером по доставке букетов. Заказ был для старенькой бабушки, и заказчица требовала фотоотчет. Привез букет и говорю: «Можно сделать фото? Это условие доставки». Так бабуля, которая еле ходит, встрепенулась и сказала: «Фото? Как фото? Я же без макияжа! Подожди, сынку, хоть губы накрашу», — и убежала краситься. Такой возраст, а все равно девушка.

Что такое хобби на самом деле

В первом классе все мои знакомые девочки пошли учиться в музыкальную школу. Меня не взяли, по причине отсутствия слуха. В принципе, верю: когда в деревне на/в Украине я вдруг вклинилась в общий хор с «Несе Галя воду, коломысло гнэться», за столом повисло молчание, и кто-то сказал: «Соня. Не надо.»
Но пианино в доме было, и меня отдали учиться музыкальной грамоте в клуб, Маргарите Марковне. Я думаю, чтобы хорошая вещь не простаивала без дела, потому что -продать- вещь в те времена никому в голову не приходило.

Маргарита Марковна мучилась месяц, а потом терпение лопнуло, и она взорвалась, и сказала, что если я снова приду на занятие, не выучив гамму, она выкинет меня из окна.
Выкинет. Меня. Из окна второго этажа.
Те несколько дней, когда я знала, что я не смогу выучить гамму, потому что не хочу, потому что неинтересно; когда я решала, идти ли советоваться к родителям или решать проблему самой — в конце концов, первый класс, не маленькая уже; когда я обдумывала, не могла ли Маргарита Марковна просто так это сказать, типа может она пошутила, кто их знает, этих взрослых, — сделали из меня самурая.

Кстати, оглядываясь назад, выяснилось, что среди всех моих одноклассниц, честно семь лет оттрубивших в музыкальной школе, изучавших сольфеджио и еще много других умных слов, и регулярно ездивших на другой конец городка на очень нерегулярно ходившем раздолбанном вонючем автобусе — я единственная могла сесть за пианино. И садилась. Пока не забыла все.

Потом в моей жизни появилась ГИТАРА. Первой песней, которую я выучила на четырех блатных аккордах, было «Нам вчера прислали из рук вон дурную весть, нам вчера сказали, что Алеха вышел весь, как же это так, ведь он вчера нам говорил…» Но этот этап не получил развития в связи с рождением детей. У кого есть дети, понимает.

Как хорошая любящая типа мать, я пыталась петь малышу колыбельную. «Спи моя радость, усни… В доме погасли огни… Птички уснули в пруду… Рыбки уснули в саду… Месяц не небе блестит… Месяц в окошко глядит…» Сонный усталый голосок мне отвечал: «Мама… Не надо петь…»
Со вторым было то же самое.

Поэтому сейчас я, когда тоска берет, и когда удается свалить на дачу, закрываюсь ото всех, выключаю свет, зажигаю свечку и пою свои грустные нудные женские песни в полной изоляции.
Однажды, и это при закрытом окне и ровно горящем пламени свечи, дверь — приотворилась…
Я сказала сыну, знаешь, у нас в доме живет барабашка. Я пела, и открылась дверь. Может быть, все не так плохо?
Сын ответил: «Это он — входил, или — выходил?»

Но я буду петь. Я все равно буду петь. Русские не сдаются.

Она дралась в барах, материлась и надирала задницы. Это была женщина с темпераментом медведя-гризли. Историю чернокожей Мэри Филдс пересказывали в книгах и экранизировали, но вот у писательницы Дины Удовиченко изложить ее емко и выразительно получилось особенно удачно. Читайте ее короткий рассказ «Плохая девочка, или Путь к мечте»

(далее…)