В поезде. Купе. Едет семейка — папаша, мамаша, сынок. На верхней полке мирно дремлет грузин.
Папаша:
— Сынок выйди, я твою маму сфотографирую.
Сынок вышел. Папа задрал маме ноги. Раз-раз, презерватив завязал и на верхнюю полку.
Едут дальше, скучно.
Папаша:
— Сынок выйди, я еще раз маму сфотографирую.
Сынок вышел. Папа снова задрал маме ноги. Раз-раз, презерватив завязал и на верхнюю полку.
Голос с верхней полки:
Слушяй, дарагой, еще раз будещь кидать на мою полку использованную пленку, я тебе всю семью перефотографирую.

Заходит женщина в подъезд, а там грузин нужду малую справляет. Она:
— А-а-а-а-а-а-а-а!!!
Грузин:
— Нэ бойся, прАхАдЫ, я его дЭржу..

Грузин смотрит на своего ребенка, тот весь волосатый-волосатый, и спрашивает
жену:
— Тамара, слушай, ты его родила или связала?

Спoрят двa грyзинa, чей дед был выше:
— Мoй дед был тaким выcoким, кaк вoт этo деревo.
— А мoй дед был тaким выcoким, кaк вoн тa гoрa!
— Мoй дед был тaким выcoким, чтo дocтaвaл дo звезд!
— А звезды были крyглыми?
— Крyглыми.
— Теплыми?
— Дa.
— Знaчит этo были яйцa мoегo дедa.

Выходит грузин из поезда на перрон и кричит:
— Таскател! Таскател…
К нему подходит служащий и говорит:
— Я не таскатель, я носильщик.
— Да? . . Ну, тогда ызнасылуй мои чэмоданы.