Поехали мы прошлой осенью с другом на природу, на уток охотиться. Приехали на место. Ну, пару пузырей отохотили, посидели, даже время с ружьем побродить осталось. Встали, пошли на наше озеро, довольно большое. Идем тихо, крадемся по кустам и тростникам — а вдруг, маскировка полнейшая. Подкрались, а у противоположного берега стая жирнющих уток — бойлеры прямо, штук 12.
Ну, залегли, достали пластиковое чучело, тихо, чтобы не спугнуть, пустили его в озеро. Лежим в тростнике, как придурки крякаем в манки. Уткам пофиг, не подплывают.
Решили сами поближе подкрасться. Выползаем из тростника, и бережком, чуть не по-пластунски, крадемся в сторону уток.
И сталкиваемся нос к носу с другим охотником, ползущим в сторону нашей приманки с ружьем наготове.
Картина Репина маслом по хлебу: в лесном озере плавает тринадцать пластиковых итальянских чучел, и чудики-охотники с двух сторон ползут на них охотиться…

Как говорит мой приятель и заядлый охотник Александр:
— Если пойти на охоту в брачный сезон, можно реально убить двух зайцев одним выстрелом.

«Вот они»! Крикнул Женя. Навел стволы на пролетающих уток и спустил курок.
Вместо ожидаемого «Ба-бах» ружье издало скромный «Пуиииик» и в сторону пары крякв полетела красная ракета. Крошечный пороховой заряд сигнального патрона не вызвал ожидаемой отдачи и Женя автоматически подался вперед. Он споткнулся и громко шлепнулся в торфяную жижу. Черные воды сомкнулись над его телом, а когда тот поднялся, то, скорее всего, походил на негра в черном костюме. Отплевываясь и вытирая подкладкой куртки, которая не успела промокнуть насквозь, свое почерневшее лицо, он как-то странно шоркал ногами, все еще стоя по колено в болоте. — Ха-ха-ха, дичь ищешь? — Ну да, она у него уже жареная должна быть. От ракетницы-то. — Идиоты, я ружье утопил. — Вон оно, торчит.
Ружье вошло в дно под прямым углом. Воткнулось в дно и торчало по приклад над водой. Женя не послушал советов, прочистить стволы сразу, надеясь, что грязь высохнет и сама отвалится. (далее…)

Да только русские способны на любые риски. У меня был друг, ходил на теплоходе на север. Очередной раз где-то за Нижневартовске он решил поохотиться на весеннюю птицу. Ружье патроны на птицу садится в лодку и вперед. За 10 км ниже находилась высокая скала а за ней таежное, довольно большое озеро где прилетная птица отдыхает. И еле видная тропа поднимается до самого пика, а за скалой само озеро. Он начинает подъем и у самого пика вдруг на встречу ему выходит огромный медведь. А медведь весенний со спячки, голодный. Как он сам рассказывал, от неожиданности я чуть не сомлел. Ружье за плечом, патроны только на птицу, назад хода нет, тропа серпантин и узкая. Один не осторожный шаг и станешь птицей правда не летающей. И он начал разговаривать с МИШЕЙ. Потапыч поверь мне я не вкусный, что тебе стоит меня не кушать у меня есть жена доча. Разговаривал он минут 10, медведь клонил голову то влево то вправо, потом рявкнул повернулся и ушел. Как он добрался вниз к лодке он плохо помнил. Но самое главное медведь его внимательно выслушал и не тронул.

Охота. Мужик стреляет в медведя. Сплошной дым, ничего не видно.
Мужик гадает: Попал? Не попал? Попал? Не попал?
Дым рассеивается. Медведь берет мужика за шкирку и говорит:
Ну мужик, ты попал!…