Ходили с девятилетней дочкой на новогоднюю ёлку. Она, увидев костюмированного Деда Мороза, изъявила желание сфотографироваться с ним.
Он ответил, что фото с живым Дедом Морозом стоит 20 гривен.
— А с мёртвым? — спросила дочь.

Шестилетний пацан после елки в детском саду делится открытием:
— А дед Мороз-то не настоящий! Это артист!
Оно бы и ничего, но рядом крутится младшая сестренка, для которой разрушение сказки еще явно преждевременно, и мама тянется незаметно дернуть сына, чтобы заткнулся — ишь, большой вырос! А он тем временем продолжает:
— А настоящий дед Мороз ночью в Новый год кладет нам подарки под елку.
Большой вырос…

Маленький мальчик открывает дверь Деду
Морозу. Мальчик, с порога:
— Здравствуй, дедушка Мороз! Ты подарки…
— Не тарахти, пацан! Штопор дома есть?

Был в одном сибирском городе замечательный театральный актёр и режиссёр, народный артист Борис Николаевич Киселёв. Рассказывал он забавный случай, который произошёл с ним в 1970-х годах, в канун Нового года.
Профосоюзный комитет поручил двум артистам в образе Деда Мороза и Снегурочки проехать по квартирам театральных работников и поздравить детишек с наступающим Новым Годом. Сделать это надо было днём 31 декабря. Дедом Морозом назначили Бориса Киселёва. Оно и понятно: лучшего кандидата на роль доброго дедушки во всём городе не найти. Любимец публики, балагур-весельчак — солидная внешность, шикарный голос. Всё бы ничего, но вечером того же дня Борису Николаевичу предстояло играть главную роль в театральном новогоднем представлении — и он просто был обязан остаться к тому времени трезвым. Артист прекрасно понимал, что гостеприимный советский человек ни за что не выпустит из своей квартиры дорогого гостя без традиционной рюмочки «на посошок». Отказать в такой ситуации — означало обидеть хозяев.

(далее…)

— Этот Дед Мороз все перепутал, — сказал призывник.
— А в чем дело? — спросил его товарищ.
— Пятнадцать лет назад, перед Новым годом, я просил его подарить мне военную форму.
И вот только теперь я ее получил…