Идет по лесу Красная Шапочка. Песенки поет. Пирожки бабушке несет. Навстречу ей
Серый Волк.
— Здорово, Красная Шапочка! сейчас я тебя съем!
— Ешь на здоровье, но сначала выполни три моих желания.
— А чего ж не выполнить. Зато потом полакомлюсь на славу. Ну, давай свое первое желание.
— Пошли, Волк, в кустики. Минут через пять из кустов выходит довольная Красная
Шапочка, поправляет юбочку. Следом усталый, но довольный Волк.
— Ну, давай второе желание.
— Пошли снова в кустики. Через полчаса выходит радостная Красная Шапочка, следом измученный Волк.
— сейчас я тебя съем!
— А третье желание кто выполнять будет?
— Опять в кустики?! Через час из кустов вышла Красная Шапочка, вслед ей летели слабые возгласы:
— Иди, стерва, скажи своей бабке, чтобы таких млядей в лес больше не звала!

Красная Шапочка — 4. Лукьяненко.
Отрывок.
… Когда из открытого настежь окна послышался скрип калитки, Красная
Шапочка чутьем ощутила приближение бабушки, высыпала пельмени в кипящую воду и достала из погреба бутылочку
«Веселого Шарля», единственную водку, которую разрешала бабушке употреблять больная печень.
Бутылка была не ноль пять, что неизбежно повлекло бы за собой продолжение, и не литр, что позволительно беспечным дровосекам. Ноль семь, как и подобает культурным, малопьющим сказочным персонажам, не собирающимся засиживаться допоздна и пугать соседских волков песнями…

Как бы хорошо могла сложиться судьба Серого волка, если бы он не заговорил в лесу с незнакомой Красной Шапочкой…

— А почему у тебя такие большие уши?-спросила Красная шапочка.
— Шапка! Ты дура! Это другая сказка!-обижено ответил Чебурашка.

Идет Красная Шапочка по лесу. Вдруг из кустов высовывается голова волка.
— Ты куда идешь, наверно, к бабушке?
— Да.
— В корзинке, наверно, пирожки?
— Да.
— Пирожки, наверно, завернуты в газету?
— Да.
— Ну-ка дай мне газетки…