Дети матерей-одиночек уверены, что их принес козел.

Папа, пошли в цирк, там — лошадка, клоун, собачки дрессированные, фокусник
— А чем тебя предвыборные дебаты не устраивают?

Муж купил ботинки. Пришел домой, а никто не замечает. Пошел в ванну.
Выходит голый в новых ботинках.
— Папа, что это у тебя висит? — спрашивает маленькая дочка.
— А это, дочка, указатель на ботинки.
Жена: — Лучше бы ты шляпу купил!

Раскормленная дочка «новых русских» хвастается своей однокласснице:
— Мы вчера с папой в ресторан ходили, чего мы там только не ели: омары, лангет, барбекю! Я так объелась, что чуть не лопнула!
Худенькая одноклассница грустно смотрит на нее, а потом говорит:
— А почему чуть? Что, у папы денег не хватило?

В 1986 году в 6 лет попал в детскую городскую больницу, в палату со взрослыми мужиками. Взрослым мужикам было лет по 12, и тот, у которого была татуировка на руке, сказал «пусть шкет без прописки заезжает».

В угловой четырехместной палате было четыре окна, поэтому между процедурами было на что посмотреть, я лежал на койке и слушал дискуссии на темы «а не зашквар ли глотать кишку» и «что будет, если выпить свой желудочный сок».

В том возрасте я уже много читал и с удовольствием на фоне удивленного неудовольствия соседей осваивал их учебник по литературе для 5 класса. (далее…)