«Вырастешь — поймешь», «Нашел, чем интересоваться», «Оно тебе надо? «, «Не забивай себе голову ерундой» и другие способы скрыть от детей свою безграмотность.

Сын писал в школе сочинение на тему «Моя семья».
Читаю.
Аккуратный детский почерк, и такое хорошее начало: «моя мама — экономист. Я горжусь ей. Нашему коту она всегда говорит: «Жри кашу свою за двадцать два-писят».
Как теперь идти на собрание? …

Папа, а что будет, если презерватив порвать?
— Посмотри на себя …

Главный кумир моей дочери — Рапунцель. Главная мечта жизни — такие же волосы. В 14 лет у нее густая блестящая коса до колен, свои волосы ценит и бережет больше, чем что бы то ни было, по уходу за волосами может лекции читать. Насильно я не стригла ее с первого «не хочу» в четыре года — ее право.
Ее мальчику (15 лет, худенький вежливый паренек, пианист) диагностировали рак, три дня назад он побрился налысо перед химией. Дочь плакала два вечера, потому что его задразнили в школе — про рак он никому не сказал — и потому что вместо романтичного кудрявого музыканта он стал ушастым и бритоголовым (ему совсем не идет). А вчера она пришла домой бритая налысо. Комментировать отказалась, кроме «пусть теперь и меня дразнят, суки», но я знаю, какая это для нее огромная жертва. И теперь, кажется, я знаю, насколько огромное сердце у моей дочери.

Когда дочери было 11 лет, жену положили в больницу. Первую неделю мы заваривали дошики и были довольны. Через какое-то время такая еда приелась, а готовить ни я, ни мой ребенок не умели. Резиновый омлет и недоваренные пельмени составляли основу нашего рациона. Пока в один день не психанул и не купил кулинарную энциклопедию. Никогда не забуду, с каким упоением мы постигали искусство готовки, как радовались первым успехам и утешали друг друга при неудачах. Так и учились. К выписке жены вместе испекли торт)