В город приезжает президент. Домой пришел участковый и опечатал в связи с этим охотничий карабин в сейфе. Блин, я, конечно, отчаянный охотник, но не до такой же степени!

Собралась как-то раз молодая поросль возле подъезда и, как обычно в таких случаях бывает, юный ум начал поиск к чему бы приложить свои шаловливые ручки. Поблизости оказалось не первой свежести произведение советского автопрома и при том сильно грязное. Видимо решив, что имя кумира будет наилучшим украшением для автомобиля, подростки принялись выводить пальцем слово «ДЕЦЛ». И надо же было случиться тому, что в этот момент из подъезда вышел хозяин машины… Оказалось, что это — подполковник милиции, лет сорока, размерами примерно 2 на 2, и к тому же с болтающимся у пояса пистолетом. Мгновенно отступив на безопасное расстояние, а именно за гаражи, юные «художники» принялись наблюдать за развитием событий. Хозяин же, изучив внимательно надпись на машине, на мгновение задумался… и дописал своим могучим пальцем «ЛОХ»…
Иногда, все-таки у меня возникает чувство гордости за нашу милицию.

— Алло, полиция! Меня только что изнасиловал маньяк!
— У-у, маньяки! . . Да, они это только и могут!

Ленинград. 70е годы. После вечерней смены надумали по чуть-чуть что-то отметить, а т. к. лето, тепло то решили на улице в тихом месте. Вино знали где взять и пристроились в одном из дворов в теремке на детской площадке. Нас пятеро молодых, но у одного из нас, у Лехи, нет обеих ног ниже колен. Протезы. Был несчстный случай. Начали процедуру распития и тут около этого двора останавливается милицейский УАЗик (видать кто-то позвонил). Выходя трое в форме и к нам. Пришлось все оставить и делать ноги. Леха, естественно, остался. Я был молод, спортивен, знал все проходные дворы и через малый промежуток времени вылетел к метро и остолбенел. Стоит Леха, улыбается, и показывает нашу начатую бутылку. Я ему: «Ты. . это. . как. . это. . ты-ж. . у тебя-ж». А он и говорит: «Менты подошли, посмотрели, грязи от нас нет, говорят, а ты что не удрал. Я объяснил. Они меня к метро и подвезли и бутылку начатую, говорят, забирай. Только в общественном месте не пей». Вот такие тогда были менты. Не нынешние. Аут.

Милиция?! Алло, милиция?! —
— Да, милиция.
— Сосед опять напился, жену свою бьет!
— Ну, и что?
— Он с топором за ней бегает и грозит убить!
— Ну и что?
— Он орет, что все менты — козлы вонючие!
— Понял, выезжаем.