Пришел на почту. Диктую номер посылки. Девушка просит документы. Не отрываясь от телефона, вытаскиваю из сумки паспорт, передаю. Девушка открывает, а внутри презерватив.
Спокойно возвращает презерватив со словами:
— Это не понадобится. Процедура выдачи не столь сложна.

ШАПКА

Рассказ моего приятеля Марата, который уже лет тридцать, как перебрался из своей татарской деревни в Москву. Далее от его лица:

…Года полтора назад, приехал я на пару деньков к бате в деревню.
В первый же вечер выпендрился и достал свой самый, самый, самый любимый нож.

(А, надо сказать, что Марат заядлый ножеман, у него в коллекции их штук восемьдесят, не меньше. Ну, любит человек, это дело) (далее…)

Меня зачали на спор. Когда родителям было по 16-17 лет, моя мама была оторвой, а папа из параллельного класса ботаном. И как-то моя мама напилась с подругой и поспорила, что переспит с этим пай-мальчиком. Через две недели она его затащила на вечеринку, напоила и «выиграла спор». Когда узнала, что беременна, пришла к нему на порог и сказала, чтоб он сам решал, что делать. Через два часа повел ее в ЗАГС, снял комнату в общаге, устроился на работу.
19 лет счастливого брака, многодетная семья.

Работаю в салоне «недешевых» автомобилей. Не так давно заходит ко мне блондиночка (Б), все как надо: ботоксу в губах пара тонн, сиськи размер 5, наверное, даже типичное животное, издали напоминающее собаку, присутствовало под мышкой у этой дамы.
Б: — Здравствуйте, а сколько лошадиных сил в этой машинке?
Я: — В стандартной комплектации 231 лошадиная сила.
Б, недолго подумав: — А я в детстве конным спортом занималась, не подскажете, лошади каких пород использовались при создании машинки?
Продолжать не смог! Ржал как ЛОШАДЬ! До сих пор в голове картина, как на заводе главный некромант переселяет силу лошади в движок…

На работе зашел в туалет, вымыл руки и лицо. Полотенце забыл. Ну и ладно, подумаешь, оторвал туалетной бумаги да и вытер физиономию.
Кусочек бумаги прилип ко лбу, я и не заметил.
В коридоре сотрудница, старая знакомая, останавливает, со вздохом снимает с меня этот клочок, качает головой, говорит жалостливо, с укоризной:
«Пока одна я знаю, что у тебя вместо головы… А ты хочешь, чтобы все поняли?»