Было это много лет назад. Мой рабочий кабинет находился недалеко от туалета, в который ходили в том числе посетители. И вот решил заглянуть и я. Сделав все что нужно, я увидел небольшую кожаную мужскую сумочку (типа барсетки, но тонкую и мягкую) сиротливо лежащую на одной из полочек. В сортире часто что-то забывали сотрудники. И я периодически находил то россыпь золотых колец на раковине (девушки объясните что вы такое делаете в туалете, что надо снимать кольца), то зонтик, то кошелек. Обычно все ценное я уносил себе в кабинет и оставлял записку типа если вы что-то потеряли, обращайтесь в такой-то кабинет. (далее…)

Еду как-то на велосипеде через лес. Вижу, женщина гуляет с большой собакой. Та без поводка и намордника носится вокруг нее. Это именно лес, так что вроде можно. Но страшно.
Чтобы разрядить ситуацию, обращаюсь к женщине:
— Ваша собака меня не съест?
— Эта? Нет, эта не съест.
И тут я слышу за спиной треск веток. Женщина продолжает:
— А вот эта может…

У меня знакомый дальнобойщик, как то ездил в Россию на своей фуре, возил копченые окорочка, так рассказывал, что на всем протяжении пути из России до Минска, его грабили как российские, так и наши гаишники, так, что по прибытию в Минск, приемщик недосчитался 10-15 ящиков. Однако среди оставшихся ящиков был найден гаишный жезл, что еще раз доказало слова водилы. Так вот, в качестве моральной компенсации взял он этот жезл сыну поиграть, спустя какое то время там села батарейка, прикиньте чувства водилы, когда разобрав жезл для замены батареек он нашел в нем белее 800 $ в разной мелкой валюте.
Такая вот моральная компенсация получилась.

— Я собираю марки!
— А я — монеты.
— А я — фантики.
— А я — мусор.
— В каком смысле?
— В смысле — предъявите документы, товарищи!

Сидят американец, британец и русский, спорят, в какой стране лучше резина. Говорит американец:
— Да, я вот на машине — 100-200километров, резине — хоть бы хны.
Говорит британец:
— Да, я вот проехал 300-400километров, а резине — хоть бы хны .
Говорит русский :
-Та, это фигня. У нас поп с колокольни шлепнулся, сам — вдребезги, а галоши — целые!