Матроскин:
— Неправильно ты дядя Федор презерватив одеваешь! Надо пупырышками внутрь, чтоб самому приятней было!

Парень с блондинкой занимаются любовью, вдруг она спрашивает:
— Ты презерватив-то одел?
— Нет, а зачем?
— А вдруг у тебя СПИД.
— Да нет у меня СПИДа, не переживай.
— Ну и слава Богу! Не хотела бы я второй раз заразиться.

Были мы в Иерусалиме на экскурсии. Подъехали к мечети с громадным золотым круглым куполом.
Гид, замечательная молоденькая девушка, решила щегольнуть знанием русского перед нами. Никто нисколько не насторожился, когда она что-то тихонько уточнила у израильского юноши который был в нашей группе (сына репатриантов). Он ответил. Тихо. На ушко.
После она, указывая на мечеть Омара (эту штуку так звали, но узнали мы об этом после), победоносно заявила: «А по русски это называется Золотая З@лупа!»
Ржали долго… она плакала…

Старенький профессор астрономии поднимается на кафедру в черном смокинге и белых тапочках.
– Дорогие студенты, я не буду читать вам лекцию. Я пришел прощаться. В моей обсерватории сегодня остановились часы, которые шли без малого триста лет. Я уверен: наступил Конец Света!
Студенты захихикали, заулюлюкали. Крики, вопли: «Купи себе «Ролекс!», «Замени шестеренки!», «Вставь новую батарейку» и т.п.
Когда шум стих, профессор заговорил снова:
– А теперь я скажу то, от чего вам сразу станет не смешно. Часы, которые остановились у меня в обсерватории – солнечные!…

Мужчина у гадалки.
— Завтра умрет ваша теща…
— Это я и сам знаю, меня интересует, посадят меня или нет…