Работал у нас в городе адвокат (работал, т. к. на пенсии сейчас), работал условно т. к. конкуренции не было дела вел «тяп ляп» — лишьбы клиента на бабло развести. Так вот рассказ секретаря судебного заседания, подтвержден разными источниками включая судью и прокурора. Идет процесс, дело уже к завершению, а этот адвокат практически спит (не выспался или еще чего).
Прокурор: — Ну подсудимый сотрудничал со следствием. Дал ценные показания, которые помогли по другим делам… Кроме того компенсировал потерпевшим… (и п. п)… Прошу, дать ему два года УСЛОВНО.
Судья: — Хорошо. А что скажет адвокат?
Адвокат (видимо услышав только 2 года): — Ну. Это. Как? Э-э-э. У подсудимого дети. И раскаялся он. В общем, прошу год колонии общего режима.
Подсудимый ударился головой об решетку и прошептал «»»Вот су… , убью»»», потом опомнившись «Простите Ваша честь».
Судья простил и назначил полтора года УСЛОВНО.

Идет судебный процес. Выступает адвокат защиты. Присяжные заседатели — все мужики:
— Уважаемые господа! Неужели мы позволим этой прекрасной, одинокой, сложенной, как богиня, двадцатилетней девушке провести остаток ее дней в темной, вонючей тюремной камере… или позволим ей вернуться в ее квартиру в городе Пальмера,
Океанский бульвар 23, кв. 102, телефон
555-4521?

Судебный процесс по делу о хищении двух миллионов франков из швейцарского банка.
Начинается заседание, подсудимый сидит один, без адвоката. Судья:
— Подсудимый, где Ваш адвокат?
— Ваша честь, мой адвокат исчез, как только убедился, что это не я взял деньги…

В 1871 году американский адвокат Клемент Валландигем решил продемонстрировать в суде, что жертва застрелилась насмерть случайно, когда доставала пистолет из кармана. Он с блеском провел этот эксперимент, но случайно застрелил при этом себя. Дело он, кстати, выиграл.
Хороший адвокат. Жаль — одноразовый.

К адвокату приходит человек, кладет ему на стол бумаги и говорит:
— Вот! Иванов против Петрова! Возьметесь?
Адвокат просматривает бумаги, встает, пожимает клиенту руку:
— Поздравляю вас, господин Иванов! На вашей стороне — Закон!
Тот возмущенно отдергивает руку:
— Я не Иванов! Я как раз Петров!
Но адвокат не отпускает его:
— Не волнуйтесь, господин Петров! На вашей стороне — судебная практика!