Сидят в окопах Петька и Чапаев. Чапаев:
— Вот, Петька, закончится война — консерваторию на этом месте построим!
Петька:
— Да, хорошо! Но надо будет еще три ряда колючей проволоки вокруг нее и пулемет на крышу!
— Зачем?
— А чтоб консервы не воровали!

Василий Иванович разговаривает с Анкой.
— Анка, ты не знаешь, почему у Петьки волосы такие пышные?
— А он, Василий Иванович, их яйцами натирает.
— Ну, акробат!

— Василь Иваныч, можно, я еще раз твои бумеранги на охоту возьму?
— Какие бумеранги, Петька?
— Да под кроватью у тебя лежат. Я с ними вчера в лесу много птицы набил.
— Петька, еще раз мои носки возьмешь, я тебя галстуком зарублю!

Василий Иванович и Петька спасаются от белых. Петька прячется в колодце, Василий Иванович — в камыши. Утомленные погоней солдаты опускают в колодец ведро, чтобы зачерпнуть воды. Петька думает, что это ищут его и начинает просить о пощаде. «Сидел бы молча, мы бы тебя и не заметили», — говорит ему белый офицер. Василий Иванович из камышей громко кричит: «Чур, меня не трогать, я тут молча сижу! «.

Подходит Чапаев со своей дивизией к Ганноверу (город в Германии). И встречает его с хлебом-солью старая арабка. Отломил Василь Иваныч горбушку от каравая, макнул в соль, прожевал и спрашивает:
— А что, мать, белые в городе есть?