Терпит крушение вертолет Путина где-то в Сибири. Выживает только Путин, но он ранен. Его находит местный житель, погружает в телегу и едет лечить. Диалог между ними:
— Долго до больницы?
— Полдня пути до ближайшего города с больницей.
— А побыстрее можно доехать?
— Никак. Дороги размыло. Так что, даже день добираться будем.
— А местных больниц нет?
— Нет. Была одна. Да только закрыли ее из-за недостатка финансирования. Теперь вот ездим в город.
— Черт возьми, да как вы тут живете?
— Хорошо живем. Вот сейчас домой вас дотащу, включу вам Первый канал — сами увидите.

Если бы обезьяна собрала и спрятала бананов больше, чем могла съесть, пока ее стая помирала от голода, ученые изучали бы ее мозг на предмет патологии.
Когда же находятся особи, похожие на людей, которые делают так, они попадают на обложку журнала Fоrbеs.

На улице подошел сейчас грустный омоновец:
— Вы, случайно, не на митинг?
— Нет, по своим делам иду.
— Никто не пришел, а мы так готовились…
— В другой раз повезет.
— А хотите в автозаке посидеть? Я вас сфотографирую!
— Увы, опаздываю на встречу.
— Понимаю. Удачи вам.
— И вам.

— Если воткнуть в сердце вампира осиновый кол, то он умрет!
— Ты хочешь сказать, что если нормальному человеку вбить кол в сердце, так он и не заметит?

В год Крысы весь мир страдал от вируса, которым люди заразились от летучей мыши. В год Быка, думаю, мы решим не изобретать велосипед и спокойно вымрем от коровьего бешенства.