Несмотря на все протесты афроамериканцев, на карте по-прежнему есть страна Нигерия.

Постоянный клиент заходит в кабак и кричит бармену:
— Эй ты, чернож@пый — мне бокал виски и побыстрее!
Бармен, сохраняя спокойствие и вежливую улыбку:
— Это не очень любезно с вашей стороны, господин Леви… Как бы вы отреагировали, если бы я с вами разговаривал в той же манере?
— А мы можем попробовать. Я встану за стойку, а ты подойдешь как посетитель.
Бармен выходит из-за стойки и кричит:
— Слышь ты, жид порхатый — живо мне бокал виски!
— Сожалею, но мы чернож@пых не обслуживаем…

Негр купил себе черный «Мерседес» с темными стеклами. Приходит домой:
— Ну что, купил?
— Купил.
— Какого цвета?
— Телесного…

Идут двое белых полицейских по кварталу, в котором живет белое население. Видят — лежит негр, весь изрешеченный пулями. Один коп другому:
— Какое жестокое самоубийство!

Дело было в лохматые советские времена. Тетя училась в Ташкентском ВУЗе.
Тогда в республиках, подобных Узбекистану, была железная квота на поступление в институт. Т. е. студентов коренной национальности должно быть не меньше определенного процента. Однако, в те годы узбеки не рвались в ВУЗы. Многие и по-русски плохо говорили. Поэтому выдержать квоту было проблематично. Несчастных аборигенов уговаривали как могли и рады были всем, кто давал согласие на учебу. Приемные экзамены были чистой формальностью…
Теперь, собственно, история… Как-то в первые дни занятий у центрального входа института рядом с автоматами газ-воды стоит группка первокурсников-нацменов, только что съехавшихся из ближних и дальних кишлаков. И тут из дверей выходит негр. Узбеки это чудо и по телевизору не видели, т. к. и самих телевизоров не видели тоже. Реакция предсказуемая. Всеобщее веселье, тыканье пальцами и комментарии в которых ключевые слова: «ЧЕРНЫЙ, Черный, черный… . » Этот негр не мог не заметить подобного поведения. Он молча, с чувством собственного достоинства подходит к автомату, достает из кармана белоснежный носовой платок, увлажняет его газировкой без сиропа и вытирает им свою шею.
Платок остался белым, каким и был до этого. Тут же этим же платком он протирает шею одному из веселых узбеков. Платок из белоснежного превратился в черный. — Ну и кто из нас черный? — сказал негр, вручил платок опешившему узбеку и важно удалился…