Америка-мама
Сегодня с утра оказалось, что нужно заправить машинку. Заехал на заправку в нашем заповеднике. Все мужики стоят возле машин с заправочными пистолетами в одной руке, с мобилками в другой. Прямо над ними на колонке на американском языке написано: Не пользуйтесь телефонами во время заправки. Всем пофиг — потому как русские. И говорят все громко на понятном русском языке. С другой стороны моей колонки заправляет машину афроамериканский негр. Прямо за ним паркуется машинка типа лексус. Из нее выходит естественно блондинка на каблуках, огляделась, достает кредитку и громко, чтоб все обратили на нее внимание, произносит: f@ck! В этой стране вообще есть американцы?! !
Великий и могучий мат несколько притих, негр поворачивается к женщине и произносит: — Ну, я американец. И как тебе это поможет?
Сказал он это на хорошем русском языке, практически без акцента. Ржать все начали ровно через 10 секунд, когда подняли челюсти с асфальта.
Негр вставил заправочный пистолет в колонку и сказал: — Чего ржете, кони?! Пять лет Патриса Лумумбы! 8 лет в магазине на Брайтоне!
Обычное утро. Среда. И это Брайтон, детка.

Какой-то режиссер по телеку рассказывал. Кажется Хотиненко, но он ли — врать не буду — точно не помню…
Когда он учился во ВГИКе, то жил в общаге, в одной комнате с неким негром, тоже учившимся на режиссерском факультете. Тот, как водится у африканских студентов, был сыном какого-то местного «короля». Иначе б, собственно, вжись не доехал бы до места учебы. И вот, входит Хотиненко (или кто там) как-то в комнату и видит своего соседа-негра в полностью расклеенном состоянии. Тот сидит и ревет в три ручья. Хотиненко спрашивает — что случилось. Тот, сквозь слезы, голосит: — У меня папа умер! Только что позвонили!
Ну, Хотиненко, понятно, посочувствовал: — Ну, это горе, конечно, что тут скажешь. Ты держись, не падай духом. Но, все-таки, подумай здраво, — рано или поздно папа все равно должен был умереть. — Да ты ничего не понимаешь! — заголосил африканский принц, — страна требует, чтобы я теперь вернулся на родину, и чтобы стал королем! А я хочу быть РЕЖИССЕРОМ!

В конторе есть негр.
Точнее эфиоп.
В общем коричневый.
И не потому что полит корректность. Реально неглупый мужик.
Только активный очень. Всюду норовит. (далее…)

Америка. Гастроли Русских артистов. Очередь выступать Киркорову. Тут к нему подходит «новый негр» и предлагает ему — «Нафиг тебе тут напрягаться, ты подержись за мой х%й я тебе 10 штук зелени дам», ну Киркоров поломался, отвернулся, но взял в руку х%й. Ну и Негр отдал ему бабки.
Москва. Киркоров возвратился из гастролей и через месяц у него начала рука чернеть. Он бежит к лекарям, к целителям, мол что за хрень, как ее лечить. Ну лекари и говорят, что нужно поехать на священное озеро Байкал и на рассвете омыть руки в нем.
Байкал. На рассвете Киркоров моет руки в озере, а рядом рыбаки квасят, и один говорит второму — «О, б%я, смотри, Киркоров руки в озере моет», второй ему — «Да ты достал меня, то тебе мерещится, что Меладзе рот полоскает, то Леонтьев ж@пу моет»

В Южной Африке трое белых стоят за барной стойкой и потягивают виски.
Вдруг дверь с грохотом открывается, и в бар заходит негр под 2 метра, здоровенный, как бык. Он подходит к одному из белых, выпивает его стакан и говорит:
— А белых женщин я #бал!
— Нет проблем, — отвечает белый, заикаясь.
Затем негр подходит ко второму белому, выпивает его стакан и говорит:
— А белых женщин я #бал!
— Тем лучше для вас, — отвечает тот, заикаясь.
Наконец негр подходит к третьему белому, выпивает его стакан и говорит:
— А белых женщин я #бал!
— И правильно, — отвечает белый, — черные у меня тоже вызывают отвращение.