Какая разница между негром и автомобильной покрышкой?
— Когда на покрышку одеваешь цепь, она не начинает петь рэп!

После концерта Тимати в Бруклине, даже негры признали, что рэп — г@вно!

США. В полном автобусе едут негры и белые, между ними начинается потасовка.
Водитель останавливает автобус, заставляет всех выйти и построиться перед автобусом. Спрашивает в чем дело. Негры:
— Да вот полная дискриминация, нас негров постоянно унижают, говорят, мы белые будем сидеть спереди, а вы назад садитесь.
Водитель: — Да мне вообще по фигу, я — дальтоник, для меня вы все зеленые.
А теперь все молча зашли в автобус и расселись — светло-зеленые вперед, темно-зеленые назад.

Америка-мама
Сегодня с утра оказалось, что нужно заправить машинку. Заехал на заправку в нашем заповеднике. Все мужики стоят возле машин с заправочными пистолетами в одной руке, с мобилками в другой. Прямо над ними на колонке на американском языке написано: Не пользуйтесь телефонами во время заправки. Всем пофиг — потому как русские. И говорят все громко на понятном русском языке. С другой стороны моей колонки заправляет машину афроамериканский негр. Прямо за ним паркуется машинка типа лексус. Из нее выходит естественно блондинка на каблуках, огляделась, достает кредитку и громко, чтоб все обратили на нее внимание, произносит: f@ck! В этой стране вообще есть американцы?! !
Великий и могучий мат несколько притих, негр поворачивается к женщине и произносит: — Ну, я американец. И как тебе это поможет?
Сказал он это на хорошем русском языке, практически без акцента. Ржать все начали ровно через 10 секунд, когда подняли челюсти с асфальта.
Негр вставил заправочный пистолет в колонку и сказал: — Чего ржете, кони?! Пять лет Патриса Лумумбы! 8 лет в магазине на Брайтоне!
Обычное утро. Среда. И это Брайтон, детка.

Какой-то режиссер по телеку рассказывал. Кажется Хотиненко, но он ли — врать не буду — точно не помню…
Когда он учился во ВГИКе, то жил в общаге, в одной комнате с неким негром, тоже учившимся на режиссерском факультете. Тот, как водится у африканских студентов, был сыном какого-то местного «короля». Иначе б, собственно, вжись не доехал бы до места учебы. И вот, входит Хотиненко (или кто там) как-то в комнату и видит своего соседа-негра в полностью расклеенном состоянии. Тот сидит и ревет в три ручья. Хотиненко спрашивает — что случилось. Тот, сквозь слезы, голосит: — У меня папа умер! Только что позвонили!
Ну, Хотиненко, понятно, посочувствовал: — Ну, это горе, конечно, что тут скажешь. Ты держись, не падай духом. Но, все-таки, подумай здраво, — рано или поздно папа все равно должен был умереть. — Да ты ничего не понимаешь! — заголосил африканский принц, — страна требует, чтобы я теперь вернулся на родину, и чтобы стал королем! А я хочу быть РЕЖИССЕРОМ!