Встречаются 2 коренных москвича:
— Как дела?
— Да, в Питере был…
— Ну, и как?
— Деревня… Представляешь, там МУЖИКИ
С БАБАМИ спят.

Питер. Жара. В открытое окно высовывается мужик и кричит:- @б твою мать, у кого, бл@дь, так воняет?!!!!
Из соседнего окна:- Это у нас, мы готовим фондю…
Мужик:- Пардон! Бон аппетит!

— Бэримор, что это за вой доносится каждое лето с питерских болот?
— Им снова не пригодились кондиционеры, купленные в 2010-м, сэр.

История эта случилась с родственником нашей близкой подруги. В 20-е годы прошлого века он был врачом, жил в Питере и каждый день ходил на работу через Марсово поле. В те времена Марсово поле превратили в кладбище погибших революционеров. Людей там по вечерам совсем не было, нормальных людей, но разбойнички пошаливали. Правда, нашего героя это не касалось, поскольку возвращался он домой не так уж и поздно, а сам был просто богатырского телосложения. (далее…)

В Питере, на экскурсии по тюрьме Трубецкого бастиона (что в Петропавловской крепости). Гид рассказывает, что, мол, тюрьма эта — сугубо политическая, а не уголовная, узники были как правило дворяне. В этой тюрьме не было пыток, тяжелого физического труда, здесь акцент был сделан на психологическое давление, пытку одиночеством. Можно было попросить охранника купить свежую булочку к чаю, в тюрьме была обширная библиотека, ежедневные прогулки на свежем воздухе и т. д. Итак, основными принципами содержания в этой тюрьме были: полнейшее одиночество (все камеры на одного человека), звенящая тишина (запрещено было даже перестукиваться) и полное физическое бездействие (можно было только читать и писать, физический труд был исключен). И тут из толпы туристов доносится недоумевающий мужской голос: «Вообще-то у меня это называется отпуск… »