Признак интеллигентности питерской семьи
— томик Бродского, лежащий на бачке унитаза.

Копали канаву под кабель в центре
Питера, подходит иностранец и на английском языке спрашивает: «Где вход в метро?». В качестве ответа, я вручаю ему лопату — иностранец в замешательстве. Далее на ломаном английском объясняю: «Это же —
Россия
… где подкопался, там и вход в метро».
Лицо иностранца невозможно было описать словами!

«Внучатые племянники», «Двоюродная бабка», «Свояченица», «Кум и кума»,
«Дщерич и дщерша», «Крестница золовки» — эти, и еще очень-очень многие интересные названия для дальних родственников вы узнаете, если у вас есть квартира в
Москве или в Питере…

Книга «Пятьдесят оттенков серого» изначально была путеводителем по Петербургу, но потом автор включил фантазию.

Только что. Смотрю трансляцию «Алых Парусов»(это городской праздник для выпускников школ в Санкт-Петербурге). Со сцены на Дворцовой площади выпускников поздравляет Вадим Тюльпанов, Председатель городского Законодательного собрания. Происходит примерно следующий диалог: — Устроим-ка мы перекличку, как у нас, в госдуме, принято. Петербург здесь? — Дааааааааааа! — Вы сдали ЕГЭ? — Дааааааааааа! — Вы рады, ребята? — Дааааааааааааааааааа! — Вы любите Фурсенко? — НееееееееееТ!
Легкое замешательство… — Как так?! Знайте, что Петербург любит Андрея Александровича Фурсенко! — НеееееееееееееееееТ!
Пауза… — Ну, что ж, удачи вам и хорошего праздника!