Коротко о погоде в Санкт-Петербурге…
Меня чистым небом, солнцем и +20 не проведешь. Я — в куртке.

Настроение — Питер.
То хочется кофе и поэзии, а то — выстрелить с «Авроры» и побежать куда-то с матросами…

Впервые в Питере. Эрмитаж, Петропавловка — это всё парадная часть, внешняя. Меня больше интересует город изнутри: его дворы, люди. Поворачиваю в один такой двор — в подворотне ссыт мужчина маргинальной наружности. Я ему:
— Ты другого места не мог найти?
А он мне отвечает:
— А мы с вами разве на «ты»?

В Питерском водоканале на должности контролера качества очищенной воды работают раки. Обыкновенные речные раки, несколько штук. Они сидят в трубе, через которую проходит очищенная вода и на появление примесей реагируют повышением пульса. Изменение пульса фиксируется датчиками, которые посылают сигнал на пульт. Всё просто. Причем, это самый точный способ обнаружения примесей в воде, более точных датчиков люди еще не придумали. Раки работают посменно, несколько лет. Потом их выпускают на волю (отправляют на пенсию) и берут на службу других, помоложе. И, самое интересное: на работу берут только раков мужского пола. И феминизм здесь совершенно ни при чем. Дело в том, что самки для этой работы малопригодны. Они более эмоциональны, отвлекаются на всё – на включение света, на шумы, на людей, на других самок… И поэтому пульс у них меняется не только на появление примесей в воде, а по любому поводу. В общем, всё как у людей.

— Откуда Вы родом?
— Из Питера.
— Сейчас все из Питера. Конкретнее.
— Бишкек.