В детстве параллельно с русским языком я учил в детском саду и школе украинский язык. Поэтому, читая сказки, совершенно недоумевал: как, скажем, Иван Царевич с ДРУЖИНОЙ (жена, укр. ) мог противостоять целому войску? Поэтому дружина представлялась мне огромной, сильной, устрашающего вида женщиной.

— Папа, папа! Мама сказала, чтобы ты сегодня походил по квартире без тапочек!
— Почему?
— Она иголку потеряла, никак найти не может!

Германия. Вечерний трамвайчик.
Зашла в трамвайчик мама — негритянка с коляской.
В коляске хорошенький спокойнейший малыш.
Едут себе, никого не трогают.
Тут рядом с ними нарисовывается еще одна негритянка, которой, видимо, что-то не понравилось в нашей паре мама — ребенок.
И завелась она выговаривать им на их общем языке что-то очень агрессивное, долгое и нудное.
Для русских ушей, да наверное и для немецких, ее речь звучала как кваканье десятка квакушек на болоте.
Мама молчит и улыбается, народ вокруг хмуро терпит.
Продолжалось это долго, продолжалось бы и дольше, но тут у спокойнейшего малыша лопнуло терпение и на весь вагон раздалось жизнерадостное, громкое и продолжительное:
А-а-а-а-а-а-а! ! : )
Нашу квакушку сразу стало не слышно. Она еще некоторое время пыталась дитю перекричать, но в конечном итоге поняла, что конкурент не остановится и позорно сбежала на первой же остановке. Ребенок МОМЕНТАЛЬНО затих : )
Зато заржал весь интернациональный вагон ))

Учитель пишет на доске, пользуясь цветными мелками. Кто-то говорит:
— Голубым не видно!
Учитель, не оборачиваясь:
— Пересядьте ближе.

— Мама, нас сегодня в школе учили писать.
— Ну, и что же ты написал?
— Не знаю, читать нас еще не учили…