Пошли с сыном (5 лет) в цирк. Муж с младшенькой дома остался — рано ей еще. Сынуля на днях заработал шикарный фингал на весь глаз и пол лба. В цирке сумашествие — все со светящимися мечами, «волшебными» палочками, мигающими рожками (в фойе перед представлением продают). Ребенку надоело сидеть белой вороной, уговорил сходить купить рога, до начала представления оставалось еще минут пять. Сбегали, купили первые, что попались, и скорее на место — представление началось. Вышли из цирка — рога на голове, фингал под глазом — короче, красавиц писанный. Добрались домой, муж весь в домашних делах копошится. Дите с порога: «Папа мы тебе рога принесли! » Я на автомате: «Они ему малы будут. » А муж задумчив: «А я думал вы в цирк ходили… »

Есть у меня семейство знакомое — приятная молодая пара, ребеночек у них
маленький. Все бы замечательно, да только есть один «нюанс» — и муж, и
жена крайне невоздержанны в выражениях, матерятся даже не через каждое
слово, а чаще (представить трудно, но так оно и есть).
Как уже было упомянуто, имеется у них ребенок — сын Павлик.
Очаровательное светловолосое создание с голубыми глазками. Первое слово
малыш произнес, в отличие от его сверстников, громко, отчетливо и внятно
— «Бля!!!». Вторым словом было, кажется, хрестоматийное «мама», но это
уже неважно. Начало было положено.
Далее один из запоминающихся случаев. Сидим с павликовой мамой на кухне,
болтаем о своем — о женском и прихлебываем какой-то алкоголь. В кухню
входит трехлетний Павлик и вежливо обращается к маме: «Мама! Помоги,
пожалуйста, на х%й, — у меня там, б%я, машинка со стола на пол
наебнулась! » На что мама добрым голосом отвечает: «Сыночек, иди в пизду
отсюда, мы тут разговариваем».
Дитя спокойно уходит отыскивать под столом машинку. Мама наливает себе
еще алкоголя и вздыхает: «Вот, хотим его в садик отдать, и не знаем,
нужно ли — вдруг его там испортят, ПЛОХИМ СЛОВАМ НАУЧАТ»…

Разговор с трехлетним соседом, весьма рассудительным мужичком:
— Андрюша, что нового в садике?
— Новая девочка. Света.
— Хорошая?
— Угу (кивает). У нее — гладкая попка.
Уловив мое недоумение, поясняет:
— Это потому, что у них дома — гладкая туалетная бумага.
И со вздохом добавляет:
— Не то, что у нас…
Возражаю:
— По-моему , Андрюша, ты сочиняешь…
С жаром:
— Ничего не сочиняю! Я сам гладил!
Гладкая! А у меня… фиршавая
(шершавая).
Детская непосредственность не имеет границ.

Бабушка не подведёт!

Было сие в восьмидесятых годах прошлого века, в бытность мою молодым и спортивным кабаном. Когда мне исполнилось 14 годков возжелал я собственных денежек, и не в размерах карманных денег на школьный обед, а сразу много. Сто или даже спописят рублёв!!! Тяжёлого труда я не боялся, силой был не обижен.

Мама ответила просто: бери газету, ищи работу на школьные каникулы. Поиски весь конец мая ни к чему не привели, никому не нужны малолетки на три месяца.

Мама работала, тянула двоих кишкомотов, ей было не до наших хотелок. Брата отправили в пионерлагерь, а меня к бабушке.

Как только я заикнулся о своей проблеме она сразу сказала: Олег, внучёк дорогой, не вопрос, пойдём-ка со мной! И привела меня прямиком в детскую комнату милиции с требованием срочно найти мне работу на каникулы.

Инспектор по делам несовершеннолетних пыталась пояснить бабушке, мол все вакансии, что у неё есть предназначены для социально запущенных и проблемных подростков. (Как я понимаю, там были разнарядки на работу для малолетних хулиганов, которым она нахер не сдалась.). А поскольку я приличный ребёнок и не криминальный элемент, претендовать на вакансию я не могу.

Бабушка сразу согласилась с тем, что я очень милый и воспитанный мальчик и затем поинтересовалась, достаточно ли мне будет разбить окно для получения звания хулигана и работы на каникулы. Или требуется чего украсть или кого подрезать вечерком?

Инспектор слегка выпучила глаза и охренела от такого подхода, но через пять минут я был обладателем спецнаправления на работу на заводе. И вскоре уже трудился, зарабатывая в поте лица мои кровные денежки…

Отец отчитывает сына:
— Мы с мамой в твоем шкафу нашли п@рножурналы. Спрашивается, на хрена мы тогда платим за Интернет?