Еще одна история из студенческого. Жил в общаге в Мытищах, приехала сестра двоюродная из Мамонтовки — она там на курсах повышения чего-то была. Решил ее проводить, в Мамонтовке сели на автобус, за разговорами проехали свою остановку. Решили доехать до конечной, а потом обратно. На конечной народ вышел, гляжу — а в проходе кошелек. Я обрадовался (не каждый день кошельки находишь), только поднялся, а тут заходит мужик — «Ой, кошелек» — нагнулся, подобрал, и сел вперед. Улыбается, радостный. А у меня настроение испортилось, денег как всегда нет, до стипендии далеко, только-только что-то в это жизни улыбнулось — и такой облом. Ладно, ждем отправления. И тут заходит девчонка, по виду студентка, лицо заплаканное, и начинает что-то искать под сиденьями. Я сразу догадался, что: — Девушка, говорю, вы не кошелек ищете? — Да-да, кошелек, — и с надеждой такой на меня смотрит. — А вон дяденька, который впереди сидит, его нашел.
Дяденька сразу: — Да-да, я нашел, хотел шоферу отдать, тут вы зашли.
И отдал. Девчонка рассыпалась в благодарностях мне и мужику. А он почему-то всю дорогу на меня с ненавистью смотрел.
Нет, все-таки благородство, пусть даже основанное на зависти, — это прекрасно.

Не могу, щас лопну, бегом бежала, чтобы вам рассказать. Только что. Магазин Ашан.
Стою, копаюсь в кухонных клеенках. За моей спиной — железная такая сетчатая корзина. В корзине — шляпы, кепки, панамки.
У корзины — мама с мальчиком лет 10-11. С другой стороны в панамках роется дедуля. Очень приличный, но крайне ветхий. (далее…)

Живя в Берлине, Франц Кафка каждый день прогуливался по парку. Там он однажды встретил маленькую девочку, которая потеряла куклу и громко плакала. Кафка предложил ей помочь в поиске и встретиться на том же месте на следующий день.
Куклу знаменитый писатель, конечно, не нашел. Но зато принес написанное им от ее лица письмо. «Пожалуйста, не огорчайся моему отсутствию, — зачитывал вслух Франц. — Я уехала в путешествие, чтобы повидать мир. Буду писать тебе обо всех своих приключениях». Следующие несколько недель они встречались в парке, и писатель читал девочке письма, в которых кукла в красках описывала свою поездку.
Вскоре у Кафки случилось обострение туберкулеза, и ему потребовалось отправиться в санаторий в Вену. Перед этой поездкой, ставшей для писателя последней, Кафка встретился с девочкой и подарил ей куклу. Она была совершенно не похожа на ту, что девочка когда-то потеряла. Но к ней прилагалась записка: «Путешествия изменили меня».

Не мое:
В дни своей молодости, когда работал преподом в универе, одним прекрасным утром на первой паре делал перекличку. Заспанные студенты вяло реагировали на свои фамилии, а когда я назвал очередную, один студент сказал, что отсутствующий немного опоздает, т. к. он должен прийти на пару прямо с работы. Через минуту (я еще продолжал перекликать студентов) дверь аудитории отворилась и вошла студентка ну в во-о-от такой мини-юбчонке.
Черт меня дернул приколоться: — Вы с работы?
Я думал, от ржания штукатурка осыплется.

Зам. начальника ракетного училища культурно выпивал в гараже с младшими по званию офицерами. А как раз за его гаражом была дыра в заборе, через которую курсанты бегали в самоволку.
Сидят, значит, офицеры, выпивают, и тут из-за гаража вырисовывается толпа курсантов. Курсантов необычно много (для разового похода в самоволку).
Стороны замечают друг друга. Что делать, не ясно. Ситуация не по уставу: начальство не при погонах и выпивает. Но и курсанты явно не правы.
Зам начальника посмотрел на них задумчиво и говорит:
— Ну вы б, блин, хоть строем шли.