Ванька с сыном мужики насквозь обстоятельные. Все с толком, с чувством, с расстановкой. Не спеша, выверено и поступательно до самого, самого результата. Семь раз отмерь, один отрежь, короче, два воплощения. Ванькина жена их бобрами зовет. Очень повадками напоминают, когда вместе чего-нибудь делают. Да и внешне.
Не, шерсти нету, хвост отсутствует, зубы человеческие: вот вроде ни одного признака, а похожесть неуловимая так сильна, что сразу видно – вот идет бобер хатку строить.

(далее…)

У дочери — страшный возраст. Топит за ЛГБТ. Вероятно, ожидала, что все будут против нее, а мы такие: «Хоть на бобре женись, хоть выходи замуж за холодильник».
И тут у нее такая проблема — сложно бороться за свои права, если их не ущемляют…

Моя сестра всю жизнь мечтала заниматься художественной гимнастикой, но по причине частых переездов из-за работы родителей ничего не выходило.

Когда мы наконец-то вернулись на Родину, сестре уже исполнилось десять лет. Все говорили, что уже совсем поздно, ведь детки начинают заниматься с трех-пяти лет. Она сама нашла спортивную школу, попросила ее туда отвезти, сама каким-то чудом уговорила тренера взять ее в группу к малышам. И тут началось: бесконечные шпагаты со всех стульев, махи, бросание предметов во дворе, разбитая мячом люстра в коридоре, просмотр миллиона видео про гимнастику. Вся семья была в шоке, но поддерживала.

Спустя три года она впервые поднялась на пьедестал на соревнованиях, заняв второе место среди тридцати человек. Я расплакалась в зале, зная, чего стоило это второе место, и понимая, что нет ничего невозможного.

Ну вот и дожили. Цензура потихоньку возвращается. Пример? Легко. Помните такой замечательный фильм: «Тот самый Мюнхгаузен» Марка Захарова? У Захарова, правда все фильмы очень хорошие. Ироничные, смешные, с ярко выраженными характерами и множеством крылатых фраз. Так вот, в фильме про Мюнхгаузена на одну фразу, как минимум, стало меньше. До развала СССР в первом разговоре пастора с Мюнхгаузеном была фраза пастора: «Я читал … вашу книжку… Что за чушь вы там насочиняли! ». Барон отвечает: «Я читал вашу – она не лучше». Пастор: «Какую? » Барон: «Библию». В настоящее время этот диалог изъят из фильма. А еще говорят: Из песни слова не выкинешь… Еще как выкинешь, особенно по церковно-политическим соображениям. В свое время на полном серьезе рпцшники требовали запретить Пушкинскую «Сказку о попе и и работнике его Балде», или, как минимум, заменить попа на купца. К счастью, пока здравый смысл не совсем выветрился из правящих голов нашего государства, а то, не ровен час… У Пушкина ведь, кроме прочего, есть и «Гаврилиада». При жизни ему за эту пародию на «священное писание» светили очень большие неприятности, вплоть до отлучения и тюрьмы. Слава Разуму – спас Вяземский, «отмазавший» гениального другана. Однако, история циклична. То ли еще будет в нашем сказочном государстве.

Когда у меня был ризеншнауцер (примерно конец 90-х — начало 2000х), мы с ним часто ходили гулять на собачью площадку, где собиралось по вечерам множество окрестных собак с хозяевами. Продолжалось это обычно час или два. Собаки бегают, они очень заняты общением друг с другом. А хозяева… Сначала, конечно, перегладишь всех собак. С некоторыми поиграешь. Оставшееся время занимают разговоры обо всём подряд.

(далее…)