Смешная история про обучение бабсклею

12 Сен
0

Горин — это фамилия! Он у нас вёл отеч. историю. Чел — весёлый отморозок, его половина города знает. Он меня баб клеить учил. Собснна это история, как он меня учил, и есть.
Раз я попытался познакомиться с первокурсницей, она меня и отшила. Всё это происходит у Антона Анатольевича, который Горин на глазах. Он посмотрел и предлагает: «Айда, говорит, если время есть, сегодня устроим практикум по бабсклею».
Ну, когда мне последний раз препод такое предлагал? Да и интересно было, я и согласился.

Заходим в клуб «Джумба» (был у нас такой, сечас закрыли), встаём к барной стойке. Горин нам обоим по пиву заказал и говорит: «Запомни, во-первых, женщины любят смелых, во-вторых, весёлых, а в-третих — тех, кто ведёт себя не так, как все». Ну, типа ничего нового. Я ему так и сказал.
Он говорит, «Окей! Выбирай, которых будем клеить! «. А тут к стойке подходят две девахи типа модельного вида. Ну, которые ходят, будто у них «между ягодицами пятирублёвка зажата, которую они выронить боятся». Это — тоже Горин, за ним вообще можно было записывать.
Я на них показываю. Он смотрит, подумал пару минут и говорит «Смотри».
Подходит к тёлкам и начинает им говорить по-английски.
Они на него пялятся, глаза по стакану. А я чувствую, что-то знакомое он болтает. Минуты через две слышу строчку: There»s shadow hanging over me Oh, yesterday come suddenly. И тут до меня доходит: он им говорит слова песни «Yesterday» «Битлз». Но говорит не так, как стихи, как будто подряд текст читает. Гляжу, бармен пополам согнулся — тоже фишку прорубил. Рядом ещё две девчёнки ржут — тоже поняли. А те две тёлки — ноль понятия. Понять чего-то пытаются, на него пялятся, рты разинули.
А Горин песню договорил и спрашивает:
— Do you take me? (Вы меня понимаете?)
Девки:
— Йес! Йес! ! Ай эм…
Горин на них посмотрел, рожу скривил, и говорит:
— Не, девчёнки! Ни хера вы не понимаете!
Потом подходит к двум, которые ржали и говорит:
— Девушки, мы с другом хотели бы вас угостить!
И они с ним идут ко мне!
А те две остались стоять, челюсти уронив.
Я Горина потом спрашиваю: а чего, я же предлагал других. Горин мне и говорит:
— Четвёртый закон, нас, мужиков должны любить все женщины. А мы — только тех, кто достоин. По крайне мере тех, кто классику знает!
Вот так.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.