Однажды сидела швея на берегу реки, шила и обронила наперсток в реку.
Заплакала швея горькими слезами.
Появился перед ней Господь и спросил:
— О чем плачешь, женщина?
— О, мой наперсток упал в воду, а я только шитьем могу зарабатывать и поддерживать мою семью!
Тогда Господь достал из воды золотой наперсток с сапфирами.
— Это твой?
— Нет.
Тогда достал он золотой наперсток с рубинами.
— Это твой?
— Нет.
Тогда достал он простенький кожаный наперсток.
— Это твой?
— Да, мой.
Господь оценил честность женщины и подарил ей все три наперстка.
Несколько лет спустя, эта же швея гуляла у реки с мужем, и вдруг муж упал в реку и не появился на поверхности воды. Заплакала женщина, и вновь явился Господь и решил помочь ей. Извлек он из воды Джорджа Клуни.
— Это — твой муж?
— Да, — ответила швея.
— Ты солгала! — рассердился Господь.
— Да, я солгала, — заплакала женщина.
— Прости меня, и выслушай. Если бы я сказала «нет», ты бы вытащил из воды
Брэда Пита. Если бы я вновь сказала
«нет», ты бы извлек моего мужа. А потом, услышав мой честный ответ, подарил бы мне всех троих! Но я уже не в том возрасте, да и здоровье не позволяет жить с тремя мужьями! Только поэтому я ответила «да» на Клуни!
И Господь оставил ей Джорджа Клуни.

Одним бог дал крылья, а другим — поджопник. В принципе — и те, и другие, летают. Но ощущения и перспективы разные.

Один художник рисовал только петухов.
Все вокруг — Бога, а он — петухов.
Однажды его спросили:
— А почему ты рисуешь петуха, а не Бога?
— Бога слишком просто рисовать: его же никто не видел. Другое дело — петух, тут меня сразу засмеют, если я плохо нарисую.

Когда моя жена говорит: «Господи! Как ты мне надоел!», — я всегда за него заступаюсь.

— Значит, человек произошел не от обезьяны, а его создал бог? Откуда тогда взялись обезьяны?
— Ну, были и демо версии…