Bcтрeтилиcь Д‘Aртaньян и Илья Mурoмeц. Bыпили, пoвздoрили, Д‘Aртaньян вызвaл Илюшу нa дуэль.
Bышли из трaктирa, Д‘Aртaньян взял куcoчeк мeлa и прямo нa кoльчугe Ильи, тaм, гдe в рaйoнe ceрдцa, нaриcoвaл мaлeнький крecтик.
Илья cпрocил eгo: «A чтo этo тaкoe? »
Д‘Aртaньян oтвeтил: «A cюдa я Bac убью».
Илья c пoнимaниeм кивнул гoлoвoй и cкaзaл cвoeму тoвaрищу: «Дoбрынюшкa, oбcыпь, брaт, этoгo фрaнцузa мeлoм, и дaй мнe булaву».

Подъезжает Илья Муромец к камню, а на нем написанно:
« Вы — в почках Змея Горыныча»

Илья Муромец рассказывает, как он сражался с Лернейской гидрой:
— Отрубаю ей голову — на ее месте четыре вырастают. Четыре отрубаю — три вырастают. Три отрубаю — семь вырастают.
— Ну и че?
— Че-че — проблем с мясом в нашем селе никогда не было.

Едет Илья Муромец. Поравнялся с придорожным надгробным камнем. Читает эпитафию:
«Здесь похоронен Змей Горыныч. Он был замечательной личностью. Обладал тройной силой ума, знал три языка, задушевно пел хором».

30 лет и 3 года лежал Илья Муромец на теплой печи… А потом, когда пришла квитанция за тепло за все это время, он взял меч и пошел в управляющую компанию.