Подъезжает Илья Муромец к камню, а на нем написанно:
« Вы — в почках Змея Горыныча»

Едет Иван-Царевич по дороге. Смотрит: на развилке камень стоит, а на камне том — надпись нечеловеческой рукой вырезана: «Прямо поедешь — голову потеряешь, направо поедешь — коня лишишься, налево поедешь — совсем охренеешь». Почесал Иван Царевич репу и думает: «Голову потерять — понятно, коня -тем более, а вот куда больше хренеть-то — не знаю! » И поехал царевич налево. Едет день, едет другой, открывается ему пустыня, въехал в пустыню. Едет день, едет другой, сам при смерти, и конь — на издыхании, наконец, увидел он оазис, обрадовался.
Подъезжает, смотрит, ключик студеной воды из-под земли бьет, а около него —
Змей Горыныч. Бросился на него Иван
Царевич, и давай мечем махаться. День бьется, другой, уже и силы на исходе, неожиданно Змей Горыныч отпрянул и спросил:
— Мужик, ты чего хочешь-то?
— Пить!
— Ну, так пей себе спокойно! Вконец охренел, что ли?

Едет Илья Муромец. Поравнялся с придорожным надгробным камнем. Читает эпитафию:
«Здесь похоронен Змей Горыныч. Он был замечательной личностью. Обладал тройной силой ума, знал три языка, задушевно пел хором».

Змей Горыныч налетел на деревню, все пожег, коров поел, мужиков отлупил…
Потом забрался на горку, посмотрел на весь этот погром и застенчиво так говорит:
— Вот такой я забавный зверек!

Вторая голова Змея Горыныча говорит первой:
— Я видела, как третья голова в рот берет!
— Да в рот-то пусть берет. Главное, чтобы в ж@пу не давала!