Вначале нам говорили: «Рай — на небесах». Потом утверждали: «Построим Рай на Земле!» Затем стали кричать: «Рай — в Америке». Снова стали убеждать: «Рай — это Родина!» Но нагрянула пенсионная реформа… и, как вначале, зашептали: «Рай — на небесах!»

Депутат умирает. Душа летит по длинному коридору, и тут — голос:
— Этого — в ад. Лучше для него будет.
Депутат:
— Как лучше?! Вы что хоть говорите?!
— Поверь, с чертями тебе будет гораздо комфортнее, чем с теми, кто не дожил до пенсии, благодаря принятой тобой пенсионной реформе!

Умер новый русский. Встречает его у ворот рая апостол Пётр.
— А! Здравствуйте, Сидор Никонорович (смотрит в блокнот) Да…. Это у вас виллы на Гавайях и на Канарах имеются?
— Да.
— Тааа-ак… Квартиры в Лондоне, Нью-Йорке и Париже?
— Да есть.
— Квартира в Москве и вилла на Рублёвке?
— Да, это всё у меня было. Я всю жизнь работал, налоги, между прочим, платил.
— «Роллс-ройс», «ламборджини», два «феррари»?
— Да, всё это у меня было. А какое это всё имеет значение? Я могу войти?
— Да, заходите. Толькоя боюсь, вам не понравится…

У врат рая апостол Петр задает вновь прибывшему один и тот же вопрос:
«С какой целью умер?».

Умер атеист, попал в Ад. Огляделся — море, пальмы, солнышко светит.
Навстречу ему Сатана, зав. Адом.
— Добро пожаловать, там в баре — напитки, отдыхай.
— А потом?
— Будет скучно, сходи на дискотеку, познакомишься с кем. Это все!
Идет атеист вдоль берега, потягивает
Кампари, радуется жизни, теперь и смертью доволен. Вдруг среди высоких скал — темная пещера, вонючий дым и языки пламени. Ужасные черти варят людей в котлах со смолой, жарят на огромных сковородах и вообще всячески измываются над бедолагами, которые издают душераздирающие вопли. Прошибло потом атеиста, бегом к Сатане, язык со страху заплетается, в чем дело, спрашивает.
— А, это верующие, они так хотят.