У врат рая апостол Петр задает вновь прибывшему один и тот же вопрос:
«С какой целью умер?».

Умер атеист, попал в Ад. Огляделся — море, пальмы, солнышко светит.
Навстречу ему Сатана, зав. Адом.
— Добро пожаловать, там в баре — напитки, отдыхай.
— А потом?
— Будет скучно, сходи на дискотеку, познакомишься с кем. Это все!
Идет атеист вдоль берега, потягивает
Кампари, радуется жизни, теперь и смертью доволен. Вдруг среди высоких скал — темная пещера, вонючий дым и языки пламени. Ужасные черти варят людей в котлах со смолой, жарят на огромных сковородах и вообще всячески измываются над бедолагами, которые издают душераздирающие вопли. Прошибло потом атеиста, бегом к Сатане, язык со страху заплетается, в чем дело, спрашивает.
— А, это верующие, они так хотят.

Бог инспектирует Ад на предмет исполнения наказаний грешникам.
Дьявол:
— А тут у нас дом бичевания.
Заходят в первую комнату. Стоят мужики с обнаженными задницами, изредка свистит кнут. Редкие вскрики.
— Здесь у нас наказывают прелюбодеев. Сколько раз за день изменил — столько ударов.
Заходят во вторую комнату. Задницы краснее, крики чаще.
— Здесь у нас наказывают карманников: сколько раз запустил руку за день в чужой карман — столько ударов.
Заходят в третью комнату. Ужасающий непрекращающийся вопль.
Красные задницы распухли до невообразимых размеров. Щелчки кнута слились в один непрерывный гул. У Бога от удивления аж челюсть отвисла:
— А это кого так?
— Спамеров.

Есть надежда, что, попав в ад, Ельцин, по привычке, развалит и его, а чертей разорит и пустит по миру, и ад перестанет существовать.

«Не кради», иначе не попадешь в рай — это вера.
«Не кради», но, если все же украл, то отнеси в храм деньги и попадешь в рай — это религия.